Журфак

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить
Законодательство | СМИ | Журналисты | Память

Подшивалов Игорь

Увлекся анархизмом еще в 14 лет. Уже тогда всерьез изучал труды Бакунина и Кропоткина. После школы мечтал попасть во флот, однако по каким-то малосущественным причинам не был признан годным для военно-морского дела и поступил на филологический факультет Иркутского госуниверситета. На четвертом курсе вместе с товарищами начал издавать рукописный альманах «Свеча», признанный по тем временам диссидентским изданием. По этому поводу едва не лишился возможности защитить диплом, хотя учился хорошо.
После университета работал учителем в школе, журналистом в разных изданиях. Всю жизнь много писал об анархизме. В 1991 году в Москве во время путча был на баррикадах, руководил одним из заградительных постов. До последнего дня считал, что три человека, погибшие во время той революции, -- на его совести: не уберег «своих». Путешествовал, по нескольку дней сиживал в тюрьмах Восточной Европы, строил баррикады и «живые цепи» у стен атомных электростанций. Дружил с анархистами всего мира, в какой-то момент был избран «Батькой» у казаков. В последнее время работал журналистом в ангарской газете «Подробности».
3 августа ему исполнилось 44 года. 4 августа 2006 года около 23 часов он переходил Московский тракт в Шелехове в районе АЗС ЮКОС. На обочине его сбил автомобиль, двигавшийся со стороны Иркутска. Доставлен в Шелеховскую ЦРБ в крайне тяжелом состоянии: переломы бедра и голени, перелом таза, множественные переломы ребер, перелом основания черепа. Вчера его прооперировали: сделали трепанацию черепа. К утру состояние ухудшилось. 8 августа около 16 часов Игорь Подшивалов умер, не выходя из комы.

ИРА "Телеинформ"


Как-то по весне заворчал на Игоря, дескать, вечно тебя дома не застанешь, где все время пропадаешь?
- А мы теперь до осени не увидимся. Буду отцу на даче в Шелехово помогать…
Разве мог тогда подумать, что это была наша последняя встреча?
Сколько помню, вечно он сидел сначала за машинкой, а потом за стареньким компьютером. Его квартира всегда была полна книг и гостей, а на просьбу оторваться от работы, он обычно с юмором изрекал: "Каждая строчка - это рубль. Вот сейчас на сигареты настучу…"
Как и большинству из нас, ему приходилось много работать, мотаться по области, чтобы свести концы с концами. Наверное, он мог найти "теплое" место, достигал же редакторских вершин, но анархист по убеждению, а проще, не терпящий указок сверху, Игорь предпочитал оставаться свободным, независимым журналистом. Это свободолюбие ему давалось дорого. Вечные стычки с милицией с одной стороны и с бандитами с другой, приносили ему мало удачи. Отстаивая перед бездушными и зарвавшимися чиновниками чью-то честь и достоинство, Подшивалов бился до последнего "патрона". В итоге он становился дипломантом различных городских, региональных и республиканских конкурсов, а после получал повестки в суд по иску задетых им и запачкавшихся на собственной жадности "белых воротничков".
Не могу отделаться от мысли, что они его все-таки догнали и убили. Отомстили не так, так эдак…
Один из общих знакомых однажды в шутку сказал об Игоре Подшивалове, что он – исторический человек. Исторический в том плане, что вечно в какую-нибудь историю попадает. Как бы там ни было, теперь он принадлежит настоящей истории, а нам, его друзьям и добрым знакомым вместе с героями его публикаций, остается не забывать его и попытаться работать также честно и писать таким же чистым пером. Наверное, журналисту Подшивалову это будет лучшей памятью…

Сергей Козырев