Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Суд вынес наказание экс-мэру Усть-Илимска

[14.04.2017 / 19:00]

Завершено расследование уголовного дела в отношении бывшего мэра города Усть-Илимска Владимира Ташкинова. Он признан виновным в совершении трех преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере)

Напомним, Владимир Ташкинов был задержан 24 апреля 2015 года в Новосибирске. В ходе следствия было установлено, что с сентября 2012 по октябрь 2014 года мэром Усть-Илимска неоднократно были получены взятки в общей сумме чуть более 10 миллионов рублей от представителя юридических лиц, работающих в городе по муниципальным контрактам. Денежные средства передавались за беспрепятственную приемку чиновниками администрации работ и своевременную оплату по муниципальным контрактам.

Почти два года длилось следствие и судебное разбирательство по делу экс-мэра Усть-Илимска. За это время было допрошено более 40 свидетелей, проведено 10 судебных экспертиз.

 

Обвиняемые стали свидетелями

 

Первоначально следственными органами СК России по Иркутской области были возбуждены три уголовных дела: в отношении бывшего мэра города Усть-Илимска В.С. Ташкинова, бывшего начальника департамента жилищной политики и городского хозяйства администрации А.Н. Невмержицкого, а также гр-на А.А. Скрипцова, представлявшего интересы коммерсантов. В зависимости от роли каждого им было предъявлено обвинение в совершении четырех эпизодов преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 УК РФ (получение взятки в особо крупном размере), ч. 4 ст. 291.1 УК РФ (посредничество во взяточничестве, совершенное в особо крупном размере) и ч. 5 ст. 291 УК РФ (дача взятки в особо крупном размере). На время следствия бывшему мэру города Усть-Илимска сразу была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, остальные обвиняемые находились под залогом и подпиской о невыезде. Однако в ходе предварительного следствия бывший чиновник усть-илимской мэрии Невмержицкий и предприниматель Скрипцов перешли в статус свидетелей. «Новую роль» они получили благодаря тому, что добровольно согласились признаться в своих преступных действиях и заключили досудебное соглашение о сотрудничестве со стороной обвинения на основании Федерального закона от 29.06.2009 N 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ».

К слову, в момент дачи показаний Невмержицкий и Скрипцов являлись подозреваемыми по другому уголовному делу, связанному с махинациями на сумму 100 млн рублей при строительстве домов в рамках программы по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья. Судьба этого дела пока не известна…

Итак, на скамье подсудимых остался только Ташкинов. Все обвинения в отношении него строились практически на свидетельских показаниях. Допустимыми доказательствами суд также счел детализацию телефонных разговоров и тетради взяткодателя, в которые вносились суммы, якобы переданные через посредника подсудимому.

Эпизоды преступлений касались зимней уборки территории города, ремонта придомовых территорий и капитального ремонта центральных дорог Усть-Илимска. В основном все эти контракты выполняли ООО «РегионСпецТранс», ИП «Тарасова», ООО «Завод строительных материалов», фактическим руководителем которых являлся Скрипцов. Согласно его показаниям, по всем заключенным контрактам бывший мэр Усть-Илимска Ташкинов требовал «откаты». Денежные суммы передавались бывшему начальнику департамента жилищной политики администрации Усть-Илимска Невмержицкому. В суде свидетель Скрипцов подтвердил, что лично Ташкинову он деньги не отдавал. Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, Скрипцов выделял средства на взятки из собственного кармана. На вопрос со стороны защиты подсудимого, зачем Скрипцов давал взятки, он ответил: «Чтобы фирмы мои работали, решались вопросы с депутатами, чтобы была лояльная приемка выполненных работ и своевременная их оплата».

Примечательно, что генеральным директором «РегионСпецТранса» на тот момент являлась обычный диспетчер по вывозке мусора, проживающая в г. Иркутске. Гр-ка Р. никогда не была в Усть-Илимске, никогда не вникала в суммы и выполнение контракта. Похоже, женщина была номинальным директором и подписывала всю документацию, совершенно не глядя.

Свидетель Невмержицкий в суде говорил, что все денежные суммы он отдавал Ташкинову. В то же время он подтверждал, что больше никого при этом не было. По словам Скрипцова, однажды Невмержицкий сказал ему, что не помнит, что тот отдавал ему деньги.  «Я тогда промолчал и отдал повторно. С тех пор стал все фиксировать», - сказал в свидетельских показаниях Скрипцов.

 

«Я взяток не брал»

 

В ходе судебного расследования было доказано, что работы по муниципальным контрактам подрядчик выполнял некачественно либо вообще не выполнял, а деньги за них администрация города перечисляла. Также значительно занижались штрафы за ненадлежащее выполнение контрактов. Доводы защиты о том, что мэр не мог влиять на приемку выполненных работ, так как занимался этим непосредственно департамент жилищной политики, который является самостоятельным юридическим лицом и главным распорядителем бюджетных средств, суд признал несостоятельными, как и доводы, что тетради, в которых отражались суммы взяток, не являются достоверными доказательствами. Также суд не принял доводы защиты о том, что посредник передачи взятки все «откаты» присваивал себе.

Подсудимый виновным себя не признал. В последнем слове Владимир Ташкинов сказал:

- При избрании в 2010 году мэром у меня было одно желание – сделать Усть-Илимск лучшим городом. В какой-то степени это мне удалось. Была погашена кредиторская задолженность, запущен детский лагерь, хоккейный корт, отремонтировано 33 дома, полностью переселены жители из аварийного жилья, отремонтированы спортивные сооружения. Я понимаю, что в нашем государстве можно сейчас посадить любого мэра. Мы всегда работаем при очень большом дефиците бюджета. Чтобы выполнить все, что положено по законодательству, городской бюджет надо умножить как минимум раз в десять. И те муниципальные образования, которые умеют работать с правительством, федерацией, входят в различные программы. И эта работа была произведена нами на очень высоком уровне. Мы были включены во многие программы, в том числе в программу поддержки моногородов. Нам были выделены деньги, на которые мы решили многие городские проблемы… У меня был бизнес, и я бы мог на ремонт дорог выдвинуть на аукцион свои аффилированные фирмы. И я бы не обращался к Скрипцову, с которым у меня были натянутые отношения. Как я мог договориться со своим врагом брать какие-то взятки?... Я во взятках никогда не нуждался. Я состоялся, у меня все есть, потребности в деньгах у меня не было. Поэтому с первых дней задержания я задавал вопрос следствию: «В чем я обвиняюсь?» У меня была возможность брать взятки через департамент недвижимости и иметь дополнительный доход от операций с земельными участками. Но в первые же дни, когда я стал мэром, я сказал своим подчиненным: «Кто засунет руку в бюджет, сам буду инициатором возбуждения уголовного дела». Поэтому многочисленные проверки со стороны области, КРК, полный контроль со стороны прокуратуры за пять лет не выявили ни одного нарушения с моей стороны… Я признаю свою вину в том, что слабо контролировал Невмержицкого. Это моя халатность. Я соглашаюсь на халатность, иначе буду воевать по полной, буду биться, дойду до Президента… Прошу суд вынести наказание, на которое я соглашаюсь. У обвинения нет прямых доказательств взятки с моей стороны. Как можно судить за наркотики без наркотиков? За убийство без убийства? Мое уголовное дело – чисто политический заказ. Все обвинения абсурдны. Я вас прошу принять правильное решение. Я преступления не совершал, взяток не брал».

Усть-Илимский городской суд, исследовав все материалы дела, пришел к выводу о виновности подсудимого и назначил ему наказание в виде 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Также суд счел необходимым назначить осужденному к основному наказанию дополнительные наказания в виде штрафа размером 30 миллионов рублей и лишение права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти сроком на 7 лет. Приговор в законную силу не вступил.

 

Послесловие

 

Судья читала приговор ровно три часа. Все это время тем, кто решил из первых уст узнать о судьбе экс-мэра Усть-Илимска, пришлось выстоять на ногах. Зал был забит до отказа. После окончания приговора мне удалось узнать мнение некоторых устьилимцев.

 

Владимир Худорба:

- Игра в одни ворота.

Сергей Капкан:

- Это надо осмыслить…

Михаил Рябиков:

- Это настоящее судилище.

Александр:

- За что 11 лет? За убийство столько не дают.

Как сообщили адвокаты Ташкинова, их  подзащитный будет обжаловать приговор, поскольку считает его незаконным.

 

Комментарий адвокатов Оксаны Черкашиной и Сергея Сысоева:

Как заявлено нами в прениях, с тетрадями, являющимися основным вещественным доказательством обвинения, все очень неоднозначно: они хранились в офисе, в котором в апреле 2015 года был проведен тщательный обыск, но тетради при этом не изъяли, а лишь через несколько месяцев их привезла в Иркутск и добровольно выдала следствию сестра Скрипцова. По ходатайству защиты суд сначала назначил экспертизу по давности внесения записей, относящихся к взяткам. Но после того, как эксперт лаборатории госэкспертизы отказался проводить ее, ссылаясь на отсутствие необходимой методики по исследованию записей, выполненных красной пастой и карандашом, суд категорически отказал в проведении экспертизы иными экспертными учреждениями (хотя у них такие методики имелись). А ведь установление давности внесения записей на полях тетрадей, относящихся к взяткам, якобы переданным Ташкинову, могло бы подтвердить слова взяткодателя (или опровергнуть их). По нашим доводам эти записи имеют признаки дописки, обводки, обработки органическим веществом.

Также в прениях защита настаивала, что установленный в ходе судебных заседаний фактический рост благосостояния  А.Н. Невмержицкого и членов его семьи (чуть более 14 млн рублей за три года) является доказательством того, что Невмержицкий действительно регулярно получал от Скрипцова крупные денежные средства, которыми распоряжался в своих личных целях и в интересах членов своей семьи. Об этом свидетельствовали факты приобретения Невмержицким и его семьей трех объектов недвижимости, предметов роскоши, автомобиля, многочисленных туристических поездок за рубеж, создание и развитие бизнеса подконтрольной фирмы «Город», оплата услуг адвоката (в период отстранения от должности), внесение залога при изменении меры пресечения, расходов супруги на поддержание внешности, оплата расходов дочери: на обучение, аренду квартиры, текущих расходов, оплата занятий танцами, поездок на конкурсы, приобретение дорогостоящих костюмов для выступлений. Однако в ходе следствия суд эти факты не учел. Кроме того, непостоянной выглядела позиция прокурора. То он пытался увеличить сроки передачи взяток, то изменял трижды формулировку обвинения по последнему эпизоду, то вдруг решил объединить два эпизода взяток в один, так как защитой было доказано алиби Ташкинова (кстати, суд согласился с алиби, уменьшив сумму взятки на 1,1 млн руб.). В итоге все доказательства вины Ташкинова свелись к одному единственному – суд поверил показаниям «посредника» Невмержицкого, без всяких сомнений, несмотря на то, что, кроме него, сам факт передачи денег Ташкинову никем не подтвержден. 

 

Наталья Иванишина

Вестник Усть-Илимского ЛПК

 

Категории:  Дело Ташкинова
 
вверх