Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

В Таиланд за федеральной поддержкой

[13.02.2018 / 15:06]

Министр сельского хозяйства Илья Сумароков на заседание комиссии по контрольной деятельности Законодательного Собрания не пришёл, о чём долго сокрушался председатель комиссии Геннадий Нестерович. Как выяснилось, министр отбыл в командировку в Москву. А жаль, ведь он не смог послушать, как в родном Иркутске обсуждали рост командировочных расходов сотрудников его министерства. Вторая тема, вызвавшая интерес депутатов, – зарплаты руководящего состава медучреждений и младшего медперсонала.

О росте командировочных расходов минсельхоза рассказала руководитель Контрольно-счётной палаты Иркутской области Ирина Морохоева. Недавно ведомство закончило проверку эффективности исполнения региональной программы развития сельского хозяйства с 2014 по 2020 год.

Аудиторы выяснили, что если в 2015 году на командировки сотрудники минсельхоза истратили 1,7 млн (а в 2014 году ещё меньше), то в 2017-м – уже 2,4 млн рублей. «Министерство указывает, что в командировки сотрудники ездят, чтобы получить федеральную поддержку, – говорит Ирина Морохоева. – Но федеральная поддержка региона снижается. Командировки были связаны в 2016-2017 годах с поездками в Москву, Санкт-Петербург, Сочи, были и зарубежные командировки в Китай, Вьетнам, Таиланд. Обоснований по этим командировкам мы не увидели. Причём по министерству сельского хозяйства идут командировки в одну сторону. По правилам Трудового кодекса, если можно совместить командировку с отпуском, бюджет оплачивает проезд в один конец. Получается, у нас используют эту норму».

Действительно, в течение последних лет аудиторы зарегистрировали сокращение федерального софинансирования региональных программ. Объёмы федеральных средств достигали максимальных значений в 2015 году – 1,8 млрд, в 2016 составили уже 1,2 млрд. «Хотя в федеральном бюджете за этот же период межбюджетные трансферты для субъектов имеют рост от 144 до 157 миллиардов. Каких-то объяснений этой тенденции мы не получили от министерства», – говорит Ирина Морохоева. При этом объёмы областной господдержки растут большими темпами. В 2014 году сумма составила 1,5 млрд рублей, в 2015 – 2,4 млрд, в 2016 – 2,7 млрд, в 2017 – уже более 4 млрд рублей.

Много замечаний было высказано по отчётам по целевым показателям и самой госпрограмме. В отчётах приводятся разные данные за один и тот же период. Например, это касается площади земельных участков, которые оформлены в собственность КФХ, и количества специалистов, прошедших повышение квалификации и обучение. Если руководствоваться целевыми показателями, обучение прошли 20 человек, по данным госпрограммы – 60 человек. Сколько людей на самом деле обучалось – неизвестно. Доля земель, засеваемых элитными семенами, также указана разная – в одном месте это 9%, в другом – 12,9%.

Любая госпрограмма представляет прогнозный объём и реальное ресурсное обеспечение. В минсельхозе прогнозы очень сильно расходятся с реальным положением дел, как отметила Ирина Морохоева. Планировали получить 65 млрд рублей, получили только 48 млрд, или на 25% меньше. «Либо прогноз нереалистичный, либо есть какие-то иные источники, – прокомментировала Ирина Морохоева. – Мы исследовали этот вопрос и выяснили, что разрыв обусловлен непоступлением средств из «иных источников», природа которых нам непонятна».

Интересная история получилась и с ФАПами. На 2014–2018 годы заложено строительство 62 ФАПов. За тот период, который анализировали аудиторы, было заложено строительство 46 ФАПов на 521 млн рублей. По данным регионального минстроя, на 1 февраля нынешнего года не введено четыре ФАПа из запланированных – в Бодайбо, Тайшетском, Тулунском и Черемховском районах. Выделенные средства не были освоены.

При этом нарушены не только сроки, бывали случаи определения подрядчика путём закупки у единственного поставщика и заключения договоров на суммы до 100 тыс. рублей. «По сути, это дробление государственного заказа, – говорит Ирина Морохоева. – По одному и тому же объекту заключаются договоры до 100 тысяч рублей в один и тот же период с одним подрядчиком. Мы полагаем, что такое дробление является намеренным и здесь усматривается ограничение конкуренции. Мы хотели бы на это обратить ваше внимание».

Первый заместитель министра строительства Виктор Бровко пояснил, что формально минстрой ничего не нарушил. ФАПы построены под выкуп, процедура передачи региону завершится в первом квартале. А построить ФАП оказалось гораздо сложнее, чем школу или детский сад. Нет желающих строить, особенно в северных районах. Кроме ФАПов выкуп применяется при строительстве школ в посёлке Ныгда, в Китое.

– Нет там принципа конкуренции вообще, – отметил Виктор Бровко. – Мы вынуждены идти этим путём, чтобы добиться результатов. Заходит один подрядчик, берёт на себя ответственность и возводит объект. Когда идут торги или конкурс, происходит значительное понижение, и это отражается на стоимости и качестве объекта. До 10% снижается цена.

– Вы сейчас практически публично сказали, что выкуп – это механизм обхода ФЗ-44, – заметил депутат Андрей Микуляк. – Когда объявляется конкурс, можно более качественно прописать критерии, чтобы подрядчик их исполнял. Это вопрос подготовки конкурсной документации. Немного таких подрядчиков, которые могли бы построить объект без регулярной финансовой подпитки, за свой счёт. Как минимум им придётся брать кредитные средства, а это влияет на стоимость всего объекта и в конечном итоге – на качество. Мы ведь не можем ежемесячно принимать работу, чтобы контролировать качество.

– Я не поняла, мы так и оставим вопрос с командировками? – взяла слово депутат Анастасия Егорова. – Пусть нам расскажут об их эффективности в рамках парламентского часа.

– Тут много спорных вопросов, – рассудительно заметил Нестерович. – Не выезжая за пределы области, невозможно увидеть, как в других городах и странах люди работают. Опять же губернатор поехал, с ним поехали и министры.

Тут журналисты лишний раз вспомнили, что губернатор и правда частенько ездит в командировки. Ну а министры буквально вынуждены следовать за руководителем. Ирина Морохоева отметила, что оценить эффективность командировок КСП может только в рамках контрольного мероприятия. На 2018 год ничего такого не запланировано. Но по запросу депутатов всё может измениться.

Что касается анализа исполнения программ по развитию здравоохранения, КСП отмечает, что и здесь зарегистрирована тенденция по снижению федерального софинансирования и росту средств области. Реализация программ в этом секторе, как и в любом другом, оценивается по целевым показателям. Так вот, из 130 показателей примерно 50 вообще не имеют методики расчёта. «Минздрав формирует достигнутое значение самостоятельно, – констатирует аудитор. – Нигде не прописаны источники получения данных, порядок расчёта. Данные невозможно проверить на достоверность».

– Люди постоянно ставят вопросы об удовлетворённости работой учреждений здравоохранения, о доступности и полноте информации об услугах, – затронула болезненную тему руководитель комитета по социальной политике ЗС Ирина Синцова. – Эти показатели в качестве индикативных тоже заложены в программе, и вы их анализируете. Насколько они достоверны?

Оказалось, что удовлетворённость населения уровнем здравоохранения в числе тех показателей, которые не имеют ни статистических данных, ни методики расчёта. Поэтому подтвердить достоверность этого показателя аудиторы не могут.

Если анализировать 16 самых главных показателей по госпрограмме, в 2016 году не достигнуты четыре: смертность при ДТП, смертность от новообразований, смертность ото всех причин, ожидаемая продолжительность жизни при рождении.

Зато в здравоохранении стабильно растут расходы на оплату труда. Министр Олег Ярошенко даже назвал врачей самыми защищёнными бюджетниками.

Зарплата руководителей за 4 года выросла с 89 до 93 тысяч рублей, врачей – с 48 до 53 тысяч, среднего персонала – с 26 до 28,7 тысячи, младшего персонала – с 17 до 18, 9 тысячи.

По данным заместителя министра здравоохранения по экономическому развитию Татьяны Захаровой, по зарплатам регион выдерживает и даже превышает целевые показатели. В 2018 году целевые показатели по средней зарплате врачей – 72,3 тыс. руб., среднего и младшего медперсонала – 36,1 тыс. руб. Правда, коэффициент совместительства остаётся высоким, у врачей он составляет 1,66. Процент совместительства не может быть иным, пока укомплектованность кадрами в регионе остаётся на уровне 57%.

Аудитор Ольга Ризман отметила, что эта зарплата приведена не на ставку, а «на физическое лицо с учётом всех совмещений». «Если бы нам пришлось начислять зарплату на штатную единицу, итог был бы не таким красивым. У врачей было бы, наверное, 35 тысяч», – добавила Ольга Ризман.

Депутат Артём Лобков, который всё это время углублённо изучал отчёт КСП, нашёл интересную информацию. Он обнаружил, что вопреки всеобщему бурному росту по некоторым учреждениям отмечается какое-то странное снижение зарплат врачей относительно 2015-2016 годов. Причём это происходит в северных территориях. К примеру, в Братской городской больнице зарплата врачей снизилась на 4 тысячи. А в Катангской районной больнице и вовсе на 10 тысяч рублей. У заместителей главного врача зарплата одновременно выросла на 15 тысяч.

– Заместители – это не чиновники, они такие же реальные врачи, – поспешил заступиться за катангских коллег Олег Ярошенко.

– Помните, мы недавно проверяли несколько крупных городских больниц и отметили, что зарплата главного врача была 240 тысяч, а младшего медперсонала – 12 тысяч, – вспомнил Геннадий Нестерович. – Чтобы таких перепадов не было, вам на этот предмет надо регулярно мониторить свои учреждения.

Олег Ярошенко не согласился с депутатами и отметил, что все параметры по зарплатам в регионе выполняются.

– Честно говорю, у нас нет миллионеров среди главных врачей, я имею в виду легальных, конечно, – добавил министр.

Татьяна Захарова объяснила, что снижение по отдельно взятым больницам может объясняться изменением количества работников. Например, взяли в штат новых врачей, пришлось поделить ставки и убрать совмещения.

– Получается, чем больше будет врачей, тем ниже будет зарплата, – констатировала Синцова. – Готово ли к этому министерство?

– В случае чего будем обращаться с просьбой о выделении дополнительных средств, – пообещала Захарова.

– Мы не ставим задачу как-то хлестать, уличать, – по итогам обсуждения подчеркнул Геннадий Нестерович. – Хотя замечаний очень много. Но я всё-таки предлагаю написать записку губернатору и основные проблемы обозначить. Чтобы нам вместе двигаться в сторону улучшения системы здравоохранения.

Пока Иркутской области есть куда стремиться. Анализ выявил, что по отдельным показателям регион не сможет достичь среднероссийского уровня к 2020 году. Это смертность от туберкулёза (28 случаев на 100 тыс. населения по сравнению с 7 случаями в среднем по России), смертность от заболеваний системы кровообращения (629 случаев при общероссийском показателе 554 случая), смертность от новообразований – 192 случая при среднем показателе по России 190, младенческая смертность (6,9 случая на тысячу рождённых живыми при среднероссийском показателе 5,2).

 

Елена Трифонова

Восточно-Сибирская правда

Категории:  А как вы хотели?
 
вверх