Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Чем живет Маленькая Белоруссия?

[17.05.2018 / 11:59]

Жители Тургеневки поддерживают порядок и чистоту в своем живописном селе. Каждый уголок Маленькой Белоруссии хранит память о предках.

Село Тургеневка, что расположено в Баяндаевском районе, почти с самого своего основания получила второе название - Маленькая Белоруссия. Во времена Столыпинской реформы сюда перебралось несколько белорусских семей, а вслед за ними потянулись и другие. Освоение таежной целины тяжело далось народу, кто-то, не выдержав климата и тяжелого, изнурительного труда вернулся на родину, но основная часть приняла Сибирь как вторую родину. Сегодня тех отважных и отчаянных первопроходцев здесь, конечно, не осталось. Да и на все селение найдется лишь одна изба - ровесница Тургеневки, остальные крепкие лиственничные избы давно уже уступили место современным домам. Вся старинная утварь нашла свое место в музее, однако до сих пор потомки пришлых белорусов нет-нет да и принесут туда что-нибудь интересное. Дома такие вещи не держат - пропадет зазря. А ведь память должна жить.

Столетние хоромы

Тургеневка - примечательная и живописная деревня. В ней гости не редкость, поэтому постороннему люду здесь не удивляются. Это село - одно из немногих, что могут похвастать своей полной и насыщенной историей. Известно, что первые поселенцы приехали сюда в далеком 1909 году. Добирались на волах и везли с собой домашний скарб. В дремучей тайге каждой семье выделили по гектару земли, и это стало началом их новой жизни. Освоение шло тяжело. Сибирские морозы не были благосклонны к белорусам, однако они стойко переносили невзгоды. Строились дома, появлялись первые улицы. Через два года пришла пора учить детей грамоте. Первые уроки проводились по домам, а затем здесь возвели начальную школу.

Также известно и о том, что в первые годы селение называлось Алексеевкой и только спустя несколько лет получила официальное название Тургеневка. Многие склоняются к тому, что оно дано в честь русского писателя Ивана Тургенева. Дома смекалистые и работящие жители ставили на века. В этом им помогала тайга, что находилась под боком. Могучие лиственничные бревна, большие печи были оплотом домашнего очага. В таких избах даже в лютые зимы было тепло.

Сегодня, по словам тургеневцев, в селе остался лишь один дом, который заложили в первый год основатели. В нем живет семья Зданович: Василий Константинович и Людмила Федоровна. Изба буквально вросла в землю и ссутулилась. Крыша покрыта материалом, похожим на брезент. Как пояснил глава семьи, это рекламные баннеры. Просто шифер на такую крышу не положишь, слишком он тяжелый для нее, а вот такой легкий материал в самый раз. И от дождя спасает, и не давит.

Для того чтобы войти в старинную светлицу, нужно низко наклониться. Да и после встать во весь рост не всем удается. Потолок буквально нависает над головой. По полу ступать нужно также с осторожностью. В некоторых местах он проваливается. По словам хозяина, так получилось, когда он сдвинул балку. Впрочем, семью такие неудобства, судя по всему, особо не беспокоят. Главное, что в нем тепло и уютно. Хозяева гостям не удивлены и даже рады. Есть повод поговорить с новыми людьми.

- Нашему дому уже ровно 110 лет, - рассказывает Василий Зданович. - Он принадлежал семье Макаревич. Они, как и наши предки, были первыми переселенцами здесь. Родители моего отца, Здановичи, родом из Брестской области, а матери - Моженковы, из Гомеля. Мама и папа были старшими детьми в своих семьях, поэтому им пришлось рано познать труд. Всю жизнь проработали в колхозе. Растили нас, шестерых детей. Двое, брат и сестра, живут сейчас в Воронеже, еще один в Малом Голоустном, остальные умерли. Я здесь родился, вырос, женился. 40 лет механизатором проработал, а жена Люда дояркой трудилась. Там свое здоровье потеряла.

Вместе они воспитали четырех детей. Трое живут в Иркутске, одна дочь в Хоготе. Они часто навещают стариков. Ночуют в другом доме, в этом же дворе, по соседству, но пить чай приходят к родителям.

- Дети привыкли. Сначала мы купили этот дом, в 1964 году. В нем на тот момент жила семья из девяти человек, а один угол был отгорожен для сельсовета, к нему отдельная дверь вела. В 1968 году мы поставили рядом другой, современный. Не живем в нем, потому что крыльцо высокое и жене тяжело подниматься по нему. А здесь все вровень. В первое время все жили в таких. Он без фундамента, зато из листвяка. Такой прочный, что гвоздь не забьешь. И не бойтесь, что развалится. Это так кажется. На самом деле снести его можно только бульдозером, - смеется Василий Константинович.

Некоторая утварь в доме тоже представляет собой антиквариат. Буфет и комод смастерил двоюродный дядя Василия Здановича, а сундук достался Людмиле Федоровне от мамы. Она предполагает, что он сюда перекочевал из Белоруссии. Рядом с избой находятся банька и стаечка. Они тоже раритет. По словам дедушки, когда-то стайку называли клуней. В нее свозили снопы и молотили. Она находилась на другом месте, и Василий Зданович сам ее перенес.

По его воспоминаниям, еще до 60-го года в деревне было много пней: во дворах, огородах. И только когда появились мощные тракторы, пни удалось навсегда выкорчевать из земли.

Выращивали лен и картофель

 Перебравшись в Тургеневку, не забыли белорусы и свое традиционное ремесло. Несколько десятилетий они выращивали и обрабатывали лен, а затем ткали из него одежду. У каждой хозяйки в доме стоял ткацкий станок.

- Его сеяли до войны. В каждом огороде. Осенью возили его на озеро, мочили, потом сушили, мяли, а зимой обрабатывали, пряли и шили нижнее белье. Ткань была грубая, но теплая, - рассказывает Михаил Якута.

83-летний дедушка также потомок первых белорусов. Сюда прибыли его дедушки и бабушки. Один дед умер от воспаления легких, когда в ноябре ездил за сеном и напился ключевой воды. Второй участвовал в Гражданской войне, вернулся еле живым и умер через три года. Отец Михаила Семеновича вместе с двумя братьями погиб во время Великой Отечественной войны.

- Мне было 6 лет, когда он уходил на фронт. Помню, поднял он меня на руки над собой, подержал, прижал и ушел. Воевал в составе 114-го стрелкового полка. Письма домой писал, рассказывал о своих буднях, спрашивал, как мы справляемся. В мае

1943-го мы получили похоронку. Я был старшим в семье, поэтому с 13 лет пошел работать, чтобы маме помогать. На конях трудился: сено, корма возил, боронил. Осенью за работу давали два куля зерна и все. Выручало свое хозяйство. Мама всегда держала двух дойных коров, были свиньи, птица. На огороде в основном выращивали картофель. Мы колхозникам огороды под нее пахали. Все излишки весной продавали в город. С хлебом тогда туго было. Света не было, только лампы керосиновые.

В 1954 году Михаил Семенович призвался в армию, а когда вернулся три года спустя, в деревню пришла цивилизация: появился свет. Его запускали вечером на четыре часа и утром во время дойки. Тогда доили еще вручную. После армии парень уехал в город, строил Братскую ГЭС, однако через год служить отправился его брат Виктор, и старший сын вновь вернулся домой. Сначала в отпуск, а затем остался навсегда. Здесь обзавелся семьей, вырастил двух сыновей. Один живет в Тургеневке, второй в Омске. Однако, несмотря на большое расстояние, он приезжает навестить отца.

Белорусская пастушка

Примечательно, что некоторые старожилы Тургеневки и сегодня говорят на родном белорусском языке. Казалось бы, прошел век, все народы смешались, однако в этой деревне исконная речь льется и сегодня.

- А как иначе… Вот так и «болэкаем» как белорусы. Так и говорю, больше не умею нияк, - с улыбкой говорит Лидия Макаревич. - У меня дед с Белоруссии. Как приехали сюда, так всю жизнь тут и прожили. А брат дедушки не смог, уехал. Как они здесь жили? Страдали. Тут же тайга была, корчевали ее.

Баба Лида всю трудовую жизнь провела в колхозе. Работала где придется. Шесть лет, еще молодой девчушкой, пасла овец. В те времена отары были большие, численность доходила до 1200 голов.

- На этой работе я ноги и «оставила». Обуви не было совсем, овца попысает, ноги погреешь в теплой лужице и дальше идешь. Пасла их и кормила. Работы всегда было много. Колхоз наш зажиточно жил. На пенсию меня с медалью провожали. Ветеран труда, - говорит Лидия Макаревич.

Слава о колхозе имени Чапаева гремела на всю Россию. Здесь ставили рекорды по надою молока, собранному урожаю. Долгие годы хозяйство было передовым, миллионером, имело множество наград, вымпелов. Его главным соперником считался колхоз из соседнего села Васильевка. Однако это было дружное соперничество. Все животноводы тургеневского колхоза являлись победителями соцсоревнования и в качестве поощрения могли вне очереди прикупить машину, мотоцикл. Кроме того, работники награждались бесплатными путевками в санатории, на курорты, за границу.

«Город как тюрьма»

В 2002 году колхоз был ликвидирован. Многим казалось, что в аграрной жизни села можно ставить точку, однако на смену народному хозяйству пришли фермеры. Одним из крупных сельхозпроизводителей Тургеневки сегодня является Александр Шурко. Фермер с белорусскими корнями. Папу он не помнит, поскольку тот умер, когда мальчику было всего 4 года. Поэтому родословную Александр Валентинович ведет по материнской линии. Впрочем, от отца ему кое-что досталось в наследство - предприимчивая жилка. Мама рассказывала о том, что глава семьи от природы был талантливый плотник. У него был самодельный токарный станок по дереву, и в то время, когда в 1960-1965 годах не было мебели, он ее изготавливал на заказ: столы, стулья, кресла... Причем изделия были резные, с витиеватыми узорами. Расходились они у населения на ура.

Вот и Александр Шурко во время перестройки, когда все вокруг рушилось - хозяйства разваливались, производственные объекты разбирались, а техника сдавалась в металлолом, смог противостоять этому хаосу. Он постепенно приобретал запустевшие склады, сельхозтехнику и смог организовать свое стабильное хозяйство.

- Меня всегда тянуло к земле. После армии я уехал работать в Ангарск, открыл свою фирму по изготовлению и продаже пушно-меховых изделий, однако восемь лет спустя понял, что хочу вернуться на родину. Для меня город был словно тюрьма. Шум, суета, пыль, тесные квартиры - это все не по мне. К тому времени я уже женился и мечтал о большой семье. Поэтому принял важное решение - вернуться в Тургеневку, - говорит Александр Валентинович.

Сейчас у него есть земля, которая дает хороший урожай, упитанный скот, пекарня, в которой выпекается хлеб из собственной муки. Этот хлеб стал одним из брендов Баяндаевского района. Жители разбирают его сразу, как только он поступает на полки магазинов. В работе Александру Шурко помогают и дети. Старший сын учится в аспирантуре ИрГАУ, однако ждет не дождется, когда вернется домой и приступит к работе. К слову, свою мечту о большой семье фермер осуществил. Вместе с женой они воспитывают восемь детей: мальчиков и девочек поровну. У главы семьи есть и собственный рецепт воспитания детей.

- С детства я мальчиков приобщал к труду, а чтобы был интерес, у них был свой маленький бизнес. Я дал им поросят, за которым они должны были ухаживать сами. Вырастив их и продав, доход они оставляли себе. Могли купить себе, к примеру, мотоцикл. Таким образом, сыновья научились зарабатывать собственные деньги. И им это нравилось, - рассказывает о своей методике Александр Валентинович. - Дети выросли со мной: пасека, лес, охота. Однажды я забросил их в тайгу, и за неделю они должны были заготовить по 10 кг серы. У них получилось. Они ее собрали и затем продали. Мы ходили в походы, на рыбалку - много ярких моментов. Дети привыкли к активной жизни и не представляют себе другой.

Белорусские родственники

Примечательно, что две дочери фермера вышли замуж за белорусов и живут в Белоруссии.

- Я был там два раза, объехал пять областей, в том числе побывал в деревне Сочинцы, откуда родом моя мама. То, что меня поразило - это отсутствие земли. В основном там песок, и люди выживают на земле за счет внесения удобрений. Да и музеи у них своеобразные, я не увидел ни одной настоящей старинной утвари. В основном все новое, сделано под старину. Пригласил в гости в нашу Маленькую Белоруссию посмотреть на настоящий антиквариат. В нашем музее собраны изделия, которым более 100 лет. Вот это настоящая история.

Одна из дочерей, Алена, недавно приехала с мужем на родину. Зять Александра Валентиновича уже включился в сельскохозяйственные работы.

- Я в первый раз в Тургеневке, - рассказывает Яков Асипенко. - Взял специально на месяц отпуск и поехал с женой навестить родных. Самое главное, что меня удивило - какие здесь просторы. У нас больше лес-поле, а у вас степи и сопки. А работать везде можно. Я сам родом из деревни, поэтому о сельском труде знаю не понаслышке. У нас в это время посевная уже окончена, все цветет, а здесь все только начинается. Приехав сюда, словно перенесся примерно на месяц назад. Снова переживаю это время. Интересно посмотреть, как здесь выращивают хлеб и как люди живут.

Возможно, что эта молодая белорусская семья в будущем переедет в Тургеневку. По крайней мере, в кругу семьи этот вопрос обсуждается. Так что есть надежда на то, что в этом селе белорусские корни станут еще крепче и сильнее.

 

Лидия Гергесова

СМ Номер один

Категории:  Окраина России
 
вверх