Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Власть без совести и чести

[18.05.2018 / 16:46]

Несколько лет назад мы пу­бликовали ряд статей о том, как мэрия города пыталась всучить инвалиду 2 группы непригод­ное для проживания жильё. В результате длительной борьбы и благодаря помощи ОНФ, де­путата ЗС Татьяны Семейкиной нам удалось добиться того, что инвалиду Степану Володькину администрация предоставила-таки квартиру, в которой он те­перь счастливо проживает. И вот опять история повторяется. Теперь уже инвалиду 1 группы наша замечательная админи­страция вновь предлагает засе­литься в разбитые малосемейки. «Забота» о пожилых и слабых налицо. Кстати, наши «родные» депутаты ЗС Баймашев и Не­стерович ни в первом случае, ни в данном никакого интереса не проявляют. И помогать своим избирателям, даже в преддверии выборов, депутаты, похоже, не намерены.

 

Тамара Семёновна Бояршино­ва, инвалид 1 группы, с 1966 года проживает в доме по ул. Блюхера, 81, который признан непригод­ным для проживания еще в сен­тябре 2010 года. Сам дом постро­ен в 30-е годы 20 века под жилье работников ОРС Тулунского ЛПХ. До 1988 года он был на ба­лансе ОРСа ЛПХ.

- Проживала я на 15 квадратах до 1988 года, - рассказывает Та­мара Семеновна, - так как дом, сравнительно небольшой, был разделен на две половины. Муж получил эту квартирку, работая в ОРСе. Когда ОРС ликвидиро­вался, этот дом вообще нигде не числился, и руководство ОРСа мне его продало как на дрова, уже весь полностью. Пока могла, дом я поддерживала в относительно нормальном состоянии. Но в 2001 году я заболела, долгое время была прикована к постели, вра­чи вообще считали, что я уже не жилец. Но потом словно какая-то сила помогла мне, я снова на­чала ходить, жизнь вернулась ко мне. Но силы все равно уже не те, поэтому в 2010 году я вынужде­на была обратиться в городскую мэрию, там создали комиссию, которая признала дом непригод­ным для проживания. Меня по­ставили на учет на внеочередное получение жилья. Когда я в 2012 году вновь обратилась в мэрию, моя очередь была 344-я. Затем – двухсотая, потом 28-я, наконец, я оказалась 15-й на очереди. И в апреле этого года мне прислали бумагу, где написано, что на вы­бор мне предлагаются три жилых помещения в малосемейных об­щежитиях. Одна - в микрорайоне Угольщиков, дом 21, кв. 36, еще две - на Стекольном, 54 - кварти­ры 518 и 121. Я обошла эти ком­наты и ужаснулась их состоянию. Пошла снова в мэрию, спросила: «На каком основании эта бумага составлена, видели ли вы вообще эти квартиры, документы на них, в каком квартиры состоянии?». Мне ответили, что другого жилья нет, и вряд ли будет. Я так поня­ла, что они эти квартиры и в глаза не видели. Я тогда спрашиваю: «А как же вы тогда 300 семей рас­селили? Из трехсот вы не могли мне одну комнату выделить, ко­торая была бы в удовлетворяе­мом состоянии». Ответа на этот вопрос я не получила. В том, что мне предлагают, жить невозмож­но, только помирать в них, зажи­во похоронить себя. В общежи­тии на микро – комната больше похожа на склеп. А на Стеколь­ном в 121 комнате свалка, в 518-ю мне не удалось попасть, не было ключа, хозяйку я так и не нашла. Но мне сказали, что там проте­кает крыша, состояние комнаты также оставляет желать лучшего.

Ну а в управлении по муници­пальному имуществу мне предло­жили написать бумагу, что я либо отказываюсь от предложенных «квартир», либо все-таки согла­шаюсь с одним из предложенных вариантов. И предложили мне ремонт самой делать, но у меня нет денег, ни сил на это. Я отве­тила, что не отказываюсь, но под­писывать ничего не буду, зачем насмехаться над пожилым, боль­ным человеком, предлагая то, что предложили мне.

Зашла я в приемную Нестеро­вича, мне посоветовали написать на его имя письмо, также еще письма в городскую Думу и на имя мэра. А что я должна писать? Ведь и так всё понятно.

В 2010 году, когда Тамара Се­меновна обратилась в городскую мэрию, была создана межведом­ственная комиссия, которая, исследовав жилое помещение, пришла к следующему выводу: «Несущие конструкции жило­го помещения находятся в не­удовлетворительном состоянии. Фундамент частично разрушил­ся, в углах просел. Стены имеют деформации. Нижние венцы стен сгнили и разрушаются. Деревян­ные балки перекрытий имеют прогибы, глубокие трещины. На­блюдается оседание и зыбкость пола и местами гниль. Переко­шены дверные и оконные кося­ки, углы стен поражены гнилью, осели. Оконные блоки и подо­конные доски поражены гнилью и разрушаются. Перегородки имеют отклонения от вертикали и сквозные трещины. Внутрен­няя штукатурка местами отслаи­вается, в углах дома – трещины. Кровля протекает. Печь просела (дверцы, плиты перекошены), кирпичная кладка имеет трещи­ны и выпадение кирпичей».

C того обследования прошло 8 лет, за это время состояние дома только ухудшилось, а жилищ­ные условия Тамары Семеновны – не улучшились, она продолжает проживать в доме, который в лю­бой момент может развалиться.

В итоге, на основании выше­изложенного, межведомствен­ная комиссия посчитала необ­ходимым улучшить жилищные условия Бояршиновой Тамаре Семеновне. Однако в нашем го­роде под понятием «улучшить жилищные условия» кроется со­всем другой смысл – из разряда «На тебе, Боже, что нам негоже».

- Когда я обратилась в думу, приехали ко мне председатель думы Счастливцев и депутат по нашему округу Огородников, - добавляет Тамара Семеновна. – Они дом осмотрели, и Счастлив­цев предложил мне его продать, купить «однушку». Только кто этот гнилой дом купит. Он очень холодный, печку натопишь: вроде - горячая, а дома холодно. Внизу все сгнило, дверь входная не за­крывается, не можем выправить её. Да и печка обваливается, угол отошёл, сколько не замазывали, бесполезно. Не знаю, сколько еще все это продержится…

Ещё в 1988 году, когда Тамара Семёновна обратилась с заявлением в ОРС Тулунского ЛПХ, дом был признан непри­годным для проживания (ответ датирован 5 мая 1988 года, ровно 30 лет назад), руководство ОРСа признало, что необходим капи­тальный ремонт. Однако в ремон­те было отказано по причине от­сутствия средств. В связи с этим – Внимание! – ОРС Тулунского ЛПХ был вынужден продать дом жильцу, то есть Бояршиновой Тамаре Семеновне. И вот теперь ей предлагают снова непригодное жилье.

Тамара Семеновна предложи­ла чиновникам из управления по муниципальному имуществу съездить по предложенным адре­сам, однако понимания не нашла, прозвучали лишь отговорки – мол, начальство сейчас в отпуске, мы не знаем и так далее. Иными словами, берите, что дают и ра­дуйтесь, не усложняйте нам жизнь.

- У меня 30 лет стажу, мне 80 лет, - говорит Тамара Семеновна. - Работала заведующей детским садом, в школе работала. И в ито­ге заработать такое отношение. Если честно, я даже не за себя, а за младшую внучку переживаю. Ей негде жить в Тулуне, а в моем доме с маленьким ребёнком, у ко­торого была операция на сердце, находиться нельзя. Сейчас внуч­ка живёт и работает в Килиме, но там тоже домик не очень хо­роший. К тому же, там нет воз­можности получить квалифици­рованную медицинскую помощь ребенку, а до города и дозвонить­ся сложно, и ехать далеко. Поэто­му мне хотелось бы, чтобы моя младшая внучка и её доченька жили со мной, в Тулуне. А жить здесь негде. Не знаю, на что мне надеяться, чего ждать при таком отношении и равнодушии власти.

Надеяться на тулунскую власть бесполезно. Чего ждать от того, у кого ни совести, ни чести и для кого люди – серая масса, «сирые и убогие», как писала в коммен­тариях одна очень непорядочная дама от власти? Придётся вновь бить в колокола, обращаться к депутатам Законодательного со­брания, к губернатору. Здесь нам ждать нечего.

 

Наталья Астахова

Компас ТВ

Категории:  Тулун
 
вверх