Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Неужели все зря?

[27.10.2018 / 11:15]

29 октября исполняется 100 лет Всесоюзному ленинскому коммунистическому союзу молодежи. Через членство в комсомоле прошли свыше 200 миллионов юношей и девушек. Комсомольцы героически сражались на фронтах Великой Отечественной войны, осваивали целину, строили БАМ… А потом с ВЛКСМ произошла странная метаморфоза: говорим одно, думаем другое. В 1988 году на экраны вышел фильм «ЧП районного масштаба», рассказывающий о лицемерии и аморальности комсомольских вожаков. По словам журналиста «Учительской газеты», «слово «комсомол» после «ЧП» у многих стало вызывать изжогу». А в 1991 году, сразу после августовского путча, руководители комсомола пришли к выводу, что организация исчерпала свою политическую роль.

Молодежи нужен подвиг

О комсомоле и его роли в жизни страны мы решили поговорить с кандидатом исторических наук, доцентом кафедры экономических и социальных дисциплин, педагогического института ИГУ, заместителем председателя совета по идеологии ИРО «Справедливая Россия» Владимиром Буханцовым.

- Владимир Викторович, вы вступали в комсомол по убеждению или по необходимости?

- Я был идейным, сознательным парнем. Отец - офицер погранвойск КГБ СССР регулярно проводил со мной идеологические беседы. Мне нравилась и до сих пор нравится книга «Как закалялась сталь», романтика революции, Гражданской войны. И я уже тогда понимал, что есть настоящие ценности и есть имитация. В комсомол я вступать не хотел именно по этой причине. Я считал, что ВЛКСМ - это авангард советской молодежи и там должны быть лучшие из лучших, те, кого мы называем солью земли, маяками, примерами для подражания. Мы же все выросли на легенде о сердце Данко… А здесь организация, в которую вступают поголовно все, кому исполнилось 14 лет. Какой же это авангард. Поэтому я к комсомолу относился как к организации, утратившей свое предназначение. Отвращала массовость: исполнилось тебе 14 лет, вот тебе анкета, учи устав и вступай. Рутинный процесс как возрастная инициация.

- Но, между прочим, в 70-80-е годы если ты не комсомолец, то могли возникнуть проблемы с поступлением в какой-нибудь вуз. А исключение из ВЛКСМ означало автоматическое отчисление из учебного заведения.

- У меня была одноклассница Таня Баранова, одна из лучших учениц, очень серьезная девочка, и она открыто заявила: «Я недостойна быть в комсомоле». Я, в отличие от нее, не был примерным учеником и не имел мужества сказать открыто, поэтому просто уклонялся от вступления. Вступил только с третьего раза, когда уже все плюнули, что я не учу устав и не знаю, что такое демократический централизм.

- Что конкретно вас раздражало?

- Не хотел стать частью системы. Жизнь не должна быть серой, в ней должно быть место для Данко. Я не понимал: если мы организация единомышленников, то почему я не могу ходить в джинсах, слушать «Битлз», отрастить длинные волосы? Не понимал, почему комсомольские лидеры такие прилизанные, такие серые. Кстати, разложение советского строя проявлялось больше всего в эстетике. В стиле поведения партийных и комсомольских вождей, в нелепых лозунгах: «Комсомол - помощник партии», «Народ и партия едины». Если мы действительно едины, то зачем об этом трубить?

- Да, как только человек становился функционером, с ним происходила странная метаморфоза. Все живое, человеческое улетучивалось. Это многие отмечают.

- И тем самым они во многом спровоцировали тягу молодежи к западной культуре. Конечно… Как не быть стилягой или хиппи, если они все такие серые.

- Мы подошли к вопросу: чем все-таки был комсомол?

- Комсомол, который был создан в 1918 году, сыграл гигантскую роль в преодолении послереволюционной разрухи, в победе над фашистами, в восстановлении страны после войны, в строительстве газопроводов, БАМа, Братской и Усть­Илимской ГЭС. Это же все делали они - молодые, которые свято верили в лучшее будущее. Но в семидесятых годах ВЛКСМ расслоился на рядовых комсомольцев и номенклатуру, которая формировалась по критериям, которые не имели отношения ни к идеологии, ни к честности, ни к морали. Чтобы продвигаться по служебной лестнице, ты должен был попасть в номенклатуру. И толковые ребята это понимали. Но в номенклатуру попасть было непросто.

- Там был жесткий отбор и внутривидовая борьба.

- Да. И еще это был крючок. Человек, попадая в эту систему, был обязан безропотно следовать указаниям старших товарищей. Например, когда мы решили выбрать руководителем факультетской организации одного парня - а я был комсоргом группы, - нам четко сказали: «Выберете вот эту девушку». Номенклатура строилась по принципу «лояльность в обмен на блага - социальные и материальные».

- В конце 80-­х знакомые рассказывали, как зашли в неурочное время в обком ВЛКСМ и застали сотрудников за игрой в… монополию. То есть на словах они призывали соблюдать ленинские принципы, а на деле готовили себя к работе в бизнес­структурах.

- Это связано с трансформацией самого комсомола. В 18­-м году он создавался как молодежная коммунистическая организация, и это было оправдано задачами того периода: классовой борьбой, необходимостью поднимать страну из разрухи, ликвидировать неграмотность, вылепить советского человека. Но инерция строительства коммунизма закончилась примерно в середине 50-­х годов. На первый уровень вышла задача повышения благосостояния и уровня жизни. И эти настроения глубоко проникли в высшую партийную и комсомольскую номенклатуру.

- Причем часто потомственную.

- Конечно! Именно номенклатурщики встали на путь предательства идеалов, которыми жила страна.

- Вряд ли к тому времени страна жила идеалами, страна просто хотела колбасы без талонов, и ей надоело жить за железным занавесом.

- Отсутствие колбасы - это не следствие социального строя, это проявление саботажа, организованного сверху. Резкое изменение политического курса всегда сопровождается экономическими потрясениями. Партийные и комсомольские вожди на словах исповедовали перестройку, гласность, демократию, свободные выборы, а сами вынашивали планы приватизации, то есть разграбления. Проблема в том, что и сейчас у власти остались те же самые люди. Из номенклатуры.

- Да, среди олигархов и чиновников высокого ранга много выходцев из комсомольской верхушки: Ходорковский, Авен, Кириенко, Потанин. Но вернемся к комсомолу. Такая массовая организация была возможна только в условиях СССР? И почему современные «Молодая гвардия Единой России», «Наши» не стали массовыми?

- В 20-30­е годы прошлого века молодые люди действительно сознательно шли в комсомол. На первом месте была военно­патриотическая работа: ОСОАВИАХИМ, ДОСААФ, прыжки с парашютом, лыжные походы. И все это было в условиях международного противостояния. И еще важный момент: на этапе создания комсомол был антибуржуазной организацией левого толка. Это были романтики революции! Сейчас эти идеи признали бы экстремистскими. Буржуазное общество - это общество сытости. Ему не нужна романтика, не нужен энтузиазм. Что касается МГЕР («Молодая гвардия Единой России»), лично мне кажется это кощунством - назвать организацию именем той героической «Молодой гвардии». Молодогвардейцы - Ульяна Громова, Олег Кошевой, Любовь Шевцова были комсомольцами в высоком смысле. И как может молодежное движение буржуазной партии называться «Молодой гвардией»? Это подмена понятий.

- Надо отметить, что тот «настоящий» комсомол еще и выполнял задачу социального лифта. Толковых ребят замечали и двигали. Сейчас этого лифта нет.

- Это проблема России - формирование национальной элиты. Мы сформировали не элиту, а номенклатуру, которая в 90­-е просто перераспределила собственность. А простые граждане купились на красивые лозунги о демократии и свободе. Мы не понимали, что на самом деле происходит. И так потеряли страну, которая при всех своих недостатках была самой совершенной в истории человечества. И благодаря которой у нас еще остались кое какие социальные завоевания. Если бы Советскому Союзу не мешали, он, минуя потрясения, мог бы прийти к тому, что мы сейчас видим в Швеции.

- В канун юбилея вам хотелось бы поздравить бывших комсомольцев?

- Номенклатурщиков - категорически нет. А тех простых ребят, которые верили в лучшее будущее и идеалы - да.

 

Елизавета Старшинина

Пятница

Категории:  Легко ли быть молодым?
 
вверх