Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Тайна спецзоны НКВД

[02.11.2018 / 14:01]

В начале февраля 2015 года, когда над мемориалом жертвам политических репрессий под Пивоварихой нависла угроза переноса, «Пятница» позвонила выдающемуся иркутскому археологу Герману Медведеву. Он был очень взволнован этими событиями, сказал, что во время раскопок в 1989 году видел, как люди лежали в расстрельных рвах - настоящее месиво. И что никто не знает, сколько там этих траншей и сколько тел. По его словам, первым делом нужно определить границы захоронения, расстояние между ямами. Затем сделать достойный архитекторский проект, облагородить территорию, поставить памятник. Через две недели Германа Ивановича не стало… Последнее его пожелание выполняется: через год мемориальный комплекс будет открыт. С первым - все намного сложнее.

Между Байкальским трактом, иркутским аэродромом и поселком Пивовариха есть лес. Лес как лес, если не знать, что раньше здесь была спецзона НКВД. Но вот натыкаешься на остатки колючей проволоки, глубоко вросшей в деревья, и понимаешь, какое страшное это место.

В 1937 году здесь тайно хоронили тела расстрелянных «врагов народа». Среди убитых были крупные начальники, профессора, инженеры, артисты и простые рабочие. После войны чекисты отсюда съехали, но люди старались обходить зону стороной. Наверное, догадывались, какие злодеяния здесь творились. Среди местных ходили слухи, что на поляне за аэродромом можно найти истлевшую обувь, черепа, кости… В середине 80-х годов в стране был объявлен курс на гласность. Прокуратура Иркутской области возбудила уголовное дело, в 1989-м начались официальные раскопки. Это было страшно. Люди лежали в рвах слоями прямо в одежде. Подняли около 300 тел и торжественно перезахоронили здесь же. Дальше решили не копать. Почему? Не было ресурсов и главное - понимания, сколько их и что с ними делать. Останки так и остаются лежать под землей. И сколько их там - неизвестно. Эксперты называют цифры от 11 до 25 тысяч.

Только в прошлом году по поручению правительства области в зоне захоронения были проведены официальные поисковые работы. За основу взяли метод определения геофизических аномалий (специальными приборами выявляются точки отклонения физического поля от нормальных значений). Специалисты Восточно-Сибирского треста инженерно-строительных изысканий выявили 35 таких аномальных зон. Во всех были проведены шурфовые работы. Ничего не нашли.

Археолог Максим Семин показал несколько аномалий, в которых были проведены раскопки. Они разбросаны по всему лесу. Добраться туда на автомобиле невозможно, кругом густой кустарник и бурелом. И даже дилетанту понятно, что вряд ли сотрудники НКВД стали бы переносить сотни тел на расстояние 500-700 метров от дороги. В этом нет логики. Логичнее искать захоронения вблизи дорог и на окраине полей. Кстати, самые ранние находки были обнаружены именно там. Еще одно замечание: места геофизических аномалий визуально никак не отличались от основного рельефа. А по опыту раскопок 1989 года мы знаем, что рвы с телами имели форму провалов.

«Я довольно много проводил здесь археологических разведок, - прокомментировал итоги поисков археолог, - и везде они утыкались в скальные породы. И у меня есть подозрение, что геофизический метод сработал на выходы скальника».

Печально, но, скорее всего, так и есть. Один из первооткрывателей захоронения геолог Александр Александров тоже сомневается в эффективности геофизических методов при поиске человеческих останков: «Я не уверен, что над захоронениями, которые, как я предполагаю, еще имеются, есть какие-то геофизические аномалии. В свое время я исходил весь левый берег Ушаковки между Пивоварихой и поселком Дзержинск и лес южнее Пивоварихи. Ориентировался на поля, вспаханные и засаженные картошкой. На одном участке копнул и сразу поднял женский череп с косой».

То, что останков не нашли с помощью геофизиков, не ставит точку в вопросе дальнейших поисков. Нельзя останавливаться! Надо продолжать искать. Ведь есть и другая важная проблема - статус этих земель. Сегодня в областной собственности находится один-единственный участок в полтора гектара, на котором расположены три траншеи и памятник «Сломанные судьбы». Вся остальная территория порядка 170 га, по данным ЦСН, находится в собственности разных хозяйствующих субъектов, юридических и физических лиц. К примеру, четвертая траншея с телами жертв находится на земле, принадлежащей сельхозакадемии. И это все не может не вызывать тревогу. В ЦСН говорят, что эти земли поставлены на кадастровый учет как достопримечательное место. Соответственно собственники должны соблюдать определенный регламент использования. Но мы понимаем, что для защиты земли от посягательств этого недостаточно. Уже сейчас на территории бывшей спецзоны можно увидеть какие-то заборы. Кто? Зачем? Непонятно и тревожно.

Более того, по словам председателя Ассоциации жертв политических репрессий Нины Вечер, в государственном реестре вообще нет сведений о том, что земля за пределами поляны с мемориалом относится к охраняемой территории культурного наследия. Нина Николаевна показала официальный ответ из филиала Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестра), из которого следует, что на 15 октября сведений об объекте культурного наследия регионального значения «Место захоронения жертв массовых политических репрессий 1937-1940 годов» в ЕГРН отсутствуют.

«Мы просим зарегистрировать и поставить эту территорию на кадастровый учет вместе с обременениями на запрет любой хозяйственной деятельности, - призывает Нина Вечер. - У нас разворовывается эта земля! Мы совершаем большой грех, допуская это».

Тревога Нины Вечер не напрасна. Все помнят драматические события 2015 года, когда было объявлено о планах расширения иркутского аэропорта. В отсутствие правового статуса землю могут просто огородить, выставить охрану и все. И никакие суды уже не помогут. Тем более в нашей стране. Поэтому нужно думать о гарантиях неприкосновенности на будущее.

А пока нужно продолжать поиски, используя другие, более современные научные методы. Один из них по инициативе Музея истории ГУЛАГа был испытан на расстрельном полигоне «Коммунарка» в Новой Москве. Для этого были исследованы немецкие разведывательные аэрофотоснимки 1942 года. Затем их сопоставили с современными снимками, в результате была построена компьютерная модель микрорельефа. Далее исследователи выделили контуры 47 котлованов, в которых, по оценкам экспертов, захоронено 4-6 тысяч человек. Директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов считает, что эта методика может быть принята на федеральном уровне в качестве основы для всех исследователей аналогичных захоронений.

Кстати, по словам иркутского археолога Евгения Инешина, у нас тоже есть аэрофотоснимки спецзоны НКВД под Пивоварихой 1947 года, которые могли бы помочь пролить свет на места расположения захоронений.

Также заслуживает внимания опыт поисковиков из Республики Карелия, которые в своей работе использовали газоанализатор. Этот прибор улавливает в почве и анализирует газы, сероводород, метан, меркаптаны. Вот что рассказал «Пятнице» председатель Союза поисковых отрядов Карелии Александр Осиев: «Мы подумали, если газоанализатор ищет утечки нефти, а нефть - это органика, то почему бы не попробовать использовать его для поисков останков воинов. Прибор мы арендовали у компании, которая занимается обследованием нефтепроводов. Сделали заборы проб на месте предполагаемых захоронений, определили показатели метана, углекислого газа, кислорода, соединений аммиака». По словам Осиева, во всех случаях в местах захоронений были зафиксированы повышенные концентрации различных газов. Дальнейшие раскопки подтвердили наличие останков. Есть большая вероятность, что этот метод окажется эффективным и в наших условиях, поскольку в землях под Пивоварихой находятся так называемые линзы ископаемого льда, которые замедляют процесс разложения. Очевидцы вспоминают, что когда в 1989 году вскрыли первый расстрельный ров, из земли пошел газ. Дышать было невозможно, тракторист чуть не потерял сознание. Вряд ли за прошедшие тридцать лет ситуация радикально изменилась.

Надо искать. Нельзя терять время. Как можно спокойно жить, зная, что практически в черте города в безымянных траншеях лежат тысячи людей?! Мы не имеем права оставлять такое страшное наследие потомкам. Все захоронения должны быть найдены и обозначены, а территория - получить статус федерального памятника. Существует государственная концепция по увековечению памяти жертв политических репрессий. Существует Фонд увековечения памяти жертв политических репрессий, который занимается поддержкой научно-исследовательских работ и циклов мероприятий, направленных на увековечение памяти пострадавших от репрессий. Необходимо использовать эти ресурсы и механизмы.

 

Факты о спецзоне НКВД

 

• В 1937 году в Иркутской области началась борьба с «врагами народа». Ни в чем не повинных людей расстреливали сотнями в подвалах здания на улице Литвинова в Иркутске по приговору тройки НКВД.

• Тела расстрелянных свозили на территорию дачи НКВД, расположенной в районе Пивоварихи, и тайно хоронили в лесу.

• В 1989 году по факту страшных находок на территории бывшей спецзоны было возбуждено уголовное дело, начались раскопки. В течение лета удалось извлечь останки 309 человек. Они лежали слоями, прямо в одежде на полуметровой глубине.

• Найденные останки были торжественно перезахоронены здесь же, на территории мемориала возле памятника, на котором высечены слова Марка Сергеева: «Помни, Родина, нас. Всех, кто погиб невинно. Будь милосердна и возврати нас из небытия».

• Сколько всего человек тайно похоронены здесь - до сих пор неизвестно. Все документы комендантских служб, где оседали документальные свидетельства, были уничтожены в два приема. В 1941 году и в последний раз при Хрущеве.

 

Елизавета Старшинина

Фото автора

Пятница

Категории:  Для тех, у кого ностальгия
 
вверх