Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Больница преткновения

[10.11.2018 / 09:15]

Несмотря на то, что спорный объект располагается на территории Свердловского округа, общественные слушания проходили в здании администрации Правобережного округа на Марата, 14. Народу было очень много. Люди (в основном женщины) подъезжали целыми группами на микроавтобусах. Чтобы прорваться в зал, нужно было минут 15 отстоять в очереди, а прорвавшись - зарегистрироваться с предъявлением паспорта. Иначе, как сообщили организаторы, «голоса при голосовании учитываться не будут». К началу слушаний собралось человек 700 - мест всем не хватило, примерно треть вынуждена была все два часа стоять в проходах. Чувствовалось огромное напряжение. Понимая, что дискуссия будет острой, представитель организаторов строго предупредила о недопустимости резких высказываний и повышения тона.

Первым выступил Иван Куртуков, главный инженер строительной компании WestLine, подробно рассказавший о проекте. Новая больница рассчитана на 600 мест и будет состоять из 13 функциональных блоков переменной этажности - от одного до восьми этажей. Современная архитектура и интересный ландшафт - выглядит очень даже симпатично. Плюс современное оснащение, безопасные системы вентиляции, два контрольно-пропускных пункта, видеонаблюдение и устройство для дезинфекционной обработки санитарного транспорта. При строительстве для сейсмостойкости будут использоваться специальные резинометаллические опоры. Воздух в помещениях больницы будет обеззараживаться с помощью специальных облучателей. То есть с точки зрения без­опасности учреждение не будет представлять никакой угрозы для жителей района.

Затем разработчик раздела «Оценка воздействия проекта на окружающую среду» Александр Коновалов рассказал о результатах обследования территории. С этой стороны тоже никаких препятствий и ограничений нет: участок находится за пределами водоохраной зоны и не входит в перечень особо охраняемых объектов природы. Краснокнижных растений и животных там нет.

В целом все выглядело убедительно, но по залу то и дело прокатывался гул недоверия: «Стройте, только не у нас!»

Несмотря на негативный фон, главврач Иркутской областной туберкулезной больницы Михаил Кощеев держался исключительно дружелюбно, стараясь не реагировать на обидные реплики: «Прошу руководствоваться не эмоциями, а понять, что это надо нам всем. Прошу принять правильное решение, никто из нас не застрахован от этой болезни». Он заверил, что проект отвечает требованиям санитарного законодательства, инфекционной и эпидемиологической безопасности.

Затем начались вопросы, и многие содержали резонные опасения.

«В Иркутской области много зон, колоний-поселений и освобожденных по УДО. Эти люди будут лечиться в вашей больнице. Вы гарантируете нам, что они не будут выходить за пределы территории?» - спросила жительница Синюшиной Горы Татьяна Витушвили. Ее озабоченность понятна: граждане с криминальным прошлым, да еще больные туберкулезом, - это, знаете ли, неприятное соседство. Тем более если в семье есть дети…

Михаил Кощеев ответил, что заключенные, больные туберкулезом, лечатся в специальных учреждениях на территории ИК, освобожденные по УДО передаются на лечение по месту жительства - тут уж ничего не попишешь, таков порядок. Тяжелых больных доставляют в больницу на специальном транспорте. С носителями заболевания в опасной форме подписывается специальное соглашение, для этого организуется периметр охраны, и без санкции врача эти люди не могут покидать больницу. Иван Куртуков добавил, что территорию больницы огородят, вход и выход будут строго контролироваться на КПП.

Но на жителей Синюшиной Горы эти аргументы не подействовали: «Знаем мы, как они не выйдут. Кто им запретит? А мы тут расхлебывай».

Известный политик, экс-спикер городской думы и экс-депутат Заксобрания области Андрей Лабыгин, скромно представившийся жителем Иркутска, прокурорским тоном поинтересовался, сколько деревьев будет уничтожено в период строительства.

Ответ Ивана Куртукова не обрадовал: под топор пойдут 862 дерева. По рядам снова прокатился рокот возмущения - людей не успокоили заверения, что взамен вырубленных деревьев посадят новые.

Наконец, самый главный вопрос: почему для строительства больницы не подобрать другое место? Почему все уперлось именно в Синюшину Гору, которая и так перенасыщена вредными для экологии предприятиями?

- Альтернативные варианты рассматривались, - ответил Михаил Кощеев, - в том числе Чистые Ключи и поселок Жердовка. Но там нет инженерной инфраструктуры. И надо учитывать, что будет поток персонала, аспиранты, и возить всех в другой район невозможно. Кроме того, существует Генплан города, и этот участок предназначен под строительство именно туберкулезной больницы.

На фоне разумных доводов против строительства было немало аргументов, выходящих за пределы логики. Дама в эффектном пальто с чернобуркой высказала опасение: дескать, дождевые воды с территории больницы могут попасть на территорию масложиркомбината, и тогда наступит катастрофа. «В таком виде проект - это экологическое и бактериологическое оружие для всей России. Вы понимаете это?» Звучит угрожающе, но если посмотреть на карту, мы увидим, что больница и комбинат расположены по разные стороны Синюшиной Горы, и согласно законам физики попадание ливневых вод оттуда невозможно в принципе.

Главный инженер тут же заверил, что ливневая канализация будет собираться в специальные емкости и очищаться, а канализационные стоки будут подвергаться ультрафиолетовому облучению. Но его слова снова потонули в скептических репликах: мол, ультрафиолет ничего не залечивает. А мужчина лет 70 потребовал вместо туберкулезной больницы построить… детский дом. Странно было слышать такое сейчас, когда правительство взяло курс на устройство сирот в приемные семьи.

Непосредственно перед голосованием в зале все чаще звучали слова, что слушания являются постановкой и фарсом. Что в них должны были участвовать исключительно жители Синюшной Горы, а приехали все, кто хотел или кого обязали прийти. Молодая женщина заявила, что у нее есть «фотофиксация» машины скорой помощи, на которой якобы осуществлялся «подвоз людей». По этому поводу она пригрозила написать заявление в прокуратуру. Но ведь все знают, что присутствие кареты скорой помощи обязательно во время проведения массовых мероприятий.

Впрочем, обвинения в подвозе и агитации звучали и со стороны защитников проекта. Но все это не имеет ровно никакого значения - формат общественных слушаний не ограничивает участников в плане прописки, все горожане имеют равные права вне зависимости от района проживания. Хотя это, может быть, и не совсем правильно, но таковы правила.

После двух часов обсуждения перешли к голосованию. Сначала голосовали за строительство. Внезапно поднялся лес рук. На фоне явно протестного настроя местных жителей это выглядело парадоксально. Подсчет голосов затянулся. Наконец, ведущая огласила окончательный итог: за строительство - 232 голоса. Против - 121. Радость победы и горечь поражения. Но, по всей видимости, борьба не закончена. Противники стройки расходились, говоря, что все было «спланировано». Грозили пикетами и другими акциями, вплоть до перекрытия федеральной трассы.

Застряли в прошлом веке

Дорога на территорию туберкулезной больницы расположена между рядами гаражей. Проезд очень узкий, как туда будут заезжать строительная техника, краны, цементовозы - совершенно непонятно. Разве только снести гаражи. Но кто разрешит? А если разрешат, то это грозит новой волной социального напряжения.

За гаражами - роща, через несколько метров некое подобие забора. Фактически сейчас это общедоступная территория. Нет ни охраны, ни шлагбаума. Дальше сам филиал туберкулезной больницы. Впрочем, больница - это громко сказано. Несколько одно­этажных деревянных зданий барачного типа. Год постройки - 1938. Если бы не современные автомобили персонала перед административным корпусом, то было бы полное ощущение, что время остановилось в 30-х годах. А ведь 80 лет прошло… Неизбежно возникает вопрос: неужели страна, которая качает миллионы тонн нефти, за последние четверть века не могла найти средств, чтобы построить что-то более достойное?

Любовь Кокоурова показывает вниз - там железная дорога, дальше домики, видимо частная застройка. Интересно, что прямо по территории больницы между корпусами проходит дорога, по ней как раз шла группа подростков со школьными рюкзаками. По словам Любови Николаевны, на берегу Иркута расположены жилые дома, и это единственная дорога, соединяющая их с городом. Если все огородят, то жители будут отрезаны. Проектировщики обещают сделать обход, но где, непонятно - кругом все застроено.

- Мы понимаем, что нужна больница, - рассуждает Любовь Николаевна, - но почему здесь, вблизи жилого района? Когда мы сюда переезжали, нам говорили, что здесь большая зеленая зона, а теперь выясняется, что все перекроют. Нельзя в одном микрорайоне размещать столько опасных для здоровья жителей объектов: инфекционная больница, масложиркомбинат, Ново-Иркутская ТЭЦ, а теперь еще и огромная туберкулезная больница… И эта роща - единственная отдушина, глоток воздуха, треть которой собираются вырубить.

Действительно, тысяча деревьев для города - это огромная потеря. И каких деревьев! Речь идет не о чахлых кустах, а о вековых соснах. Любой человек возмутился бы такому варварству. И каждый аргумент «надо строить» неизменно вызывает внутренние возражения.

Начальник филиала туберкулезной больницы Денис Русак согласился нас принять. По его словам, вероятность, что жители заразятся туберкулезом от больных в новой больнице, исключена. Наоборот, считает он, это будет лучше для всех и безопаснее. Сегодня инфекция эффективно лечится, и гораздо опаснее, если больные будут ходить по городу. Это заблуждение, что только маргинальные слои болеют. Никто не застрахован от болезни. И ошибается тот, кто думает, что уж его-то точно туберкулез никогда не коснется.

Любовь Николаевна в свою очередь рассказывает, что от выбросов масложиркомбината шторы на окнах каждый год приходится просто выбрасывать, так как они не отстирываются.

- Мы и наши дети этим дышим. Астма, бронхиты, аллергии - частые заболевания среди наших жителей и их детей. Приходим к врачам, они спрашивают: «Где живете?» Узнав, что на Синюшке, разводят руками и советуют менять место жительства. А здесь хотят строить еще одну больницу.

Денис Русак тоже разводит руками:

- Я понимаю вашу озабоченность. Но больница не является вредным производством. Запланированы КПП, вентиляция и очистка. Если вы думаете, что речь идет об отравлении воздуха, окружающей среды, этого не будет. Это будет чистая больница.

Непростая ситуация. И жителей можно понять - представьте себя на их месте. Граждане имеют полное право бороться с проектом застройки, используя все ресурсы, включая обращение в прокуратуру и суды. И еще неизвестно, чем это может завершиться. Но ведь и больница остро нужна городу. Как быть? Наверное, надо не ломать людей через плечо, а объяснять и доказывать. Понятно, что есть группы населения, которых никогда ни в чем не убедишь. В социологии это называется групповым эгоизмом. Но есть граждане вменяемые, с ними необходимо вести серьезный диалог, объяснять, что современная изолированная больница намного безопаснее, чем то убожество, что есть сейчас.

 

Елизавета Старшинина

Пятница

Категории:  Общество
 
вверх