Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Большой бардак в маленьком посёлке

[11.06.2019 / 12:05]

Маленький Никольск проще стереть с лица земли, чем разобраться, что здесь происходит с местным самоуправлением. Заседания Думы в нём иногда заканчиваются поджогами, глава посёлка не считает нужным сдерживать свои порывы и объясняется с народом с использованием нецензурной брани, что фиксирует прокуратура. Депутаты узнают о том, что их лишили мандатов, задним числом из новостей на официальном сайте. Местные жители предпочитают ни во что особо не вникать. Суть конфликта объясняют просто: глава у нас коммунист, депутаты – «единороссы», вот и не могут договориться. В итоге люди просто перестают верить любой власти и любой партии.

Вот уже несколько месяцев наша газета пристально следит за тем, что происходит в крошечной точке на карте региона – в посёлке Никольск Иркутского района. И ничего хорошего не видит. В отдельно взятом муниципальном образовании происходит коллапс местного самоуправления. Дума не может собраться на заседания по полгода, а если уж собирается, то в присутствии прокуратуры. Кстати, прокуратура Иркутского района просто завалена обращениями депутатов.

Обращались они и к губернатору, и к мэру района, и в Следственный комитет, и в СМИ. Но разбираться в этой муниципальной склоке, судя по всему, никому особо не хочется. Больших денег здесь всё равно нет, так что даже воровать толком нечего. А если никто не украл как минимум пару-тройку миллионов, о чём вообще разговаривать? Тот факт, что в Никольске злостно и методично попирается закон о местном самоуправлении, кажется, никого особо не тревожит.

 

Пикеты – это вообще зачем?

 

9 октября 2018 года на площади у «Серого дома» в Иркутске состоялся странный пикет. Депутаты Никольского муниципального образования хотели, чтобы глава местного самоуправления и одновременно председатель местной Думы Игорь Соболев представил отчёт о собственной работе за 2017 год. Он должен это делать согласно закону о местном самоуправлении, но, по словам депутатов, не делает. При этом на сайте муниципалитета документ был размещён ещё в марте и, по версии главы, одобрен Думой.

Люди выходят с плакатами на площадь только с одной целью – привлечь внимание к своей беде. При этом они наивно полагают, что внимание общественности или власти станет для них защитой от давления со стороны других участников конфликта. Никольские депутаты тоже на это рассчитывали и грубо просчитались. «Серый дом» их проблему вообще не заметил, а вот глава пришёл «в стрессовое состояние», как написала позже прокуратура.

– Поддержать нас приехала моя мама, – рассказывает депутат Думы Никольского муниципального образования Сергей Степанов. – Глава ей позвонил после пикета, стал кричать: «Так, значит, тебе отчёт нужен? Только попадись мне». Оскорблял, нецензурно ругался. Мама – пожилая женщина, конечно, она испугалась.

Депутаты обратились в правоохранительные органы. В следственном отделе по Иркутскому району регионального СУ СК РФ Игорь Соболев не отрицал, что звонил пожилой женщине, использовал при этом нецензурную брань, но только из-за того, что депутаты своим выступлением и «лживыми обвинениями» довели его «до стрессового состояния».

Судя по всему, до стрессового состояния главу доводят регулярно. О нецензурной брани в свой адрес следователям сообщали депутаты Иван Чугуевский и Виктория Забалуева. Дело дошло до того, что депутаты стали записывать каждый разговор с главой. Коллекция записей с нецензурной бранью пополняется, но ожидаемого эффекта это не принесло. Никакой правовой оценки действия главы не получили. Народ решил: депутатов можно материть безнаказанно, никому ничего за это не будет.

– Я его учительница, а он меня же материт, – рассказывает Виктория Забалуева и включает диктофонную запись телефонного разговора. Грубая матерная брань летит из динамика.

«Игорь Александрович, когда будет предоставлен отчёт депутатам?» – спрашивает женский голос в трубке. Мужской голос, очень похожий на голос главы Никольского МО, в нецензурной форме отказывается предоставить информацию и обещает: «Ты у меня с этим отчётом будешь ложиться и вставать».

– Теперь я думаю, зачем они вообще нужны были – эти пикеты? – делает единственно возможный вывод депутат Никольского муниципального образования Пётр Купряков. – Ничего они не дают. Никто нас не услышал.

 

Два «неуда» – лишение полномочий

 

В этом году отчёт главы проходил 29 марта в форме общего схода. В местный клуб пришли жители, приехало начальство – мэр Иркутского района Леонид Фролов, руководители комитетов районной администрации. Игорь Соболев торжественно со сцены рассказывал о состоянии дел на вверенной территории. Слов нет, с жителями общаться нужно и рассказывать им о своих успехах и достижениях – тоже. Только эта форма общения не отменяет и не заменяет необходимость отчитываться перед депутатами. А самих депутатов не освобождает от необходимости одобрить или не одобрить отчёт главы путём голосования.

Судя по докладу главы, в муниципалитете всё очень хорошо. Запланированные доходы прошлого года – 12,6 млн расходы – 13 млн рублей. Дефицит – 350 тысяч рублей. По итогу года доходы составили 17,3 млн рублей, расходы – 19 млн рублей. По сравнению с 2017 годом бюджет вырос на 2,4 млн рублей.

Однако все эти цифры не делают собрание в клубе легитимной процедурой. Потому что на нём не было ни голосования, ни утверждения повестки – ничего, что напоминало бы заседание Думы. А другого заседания, по словам народных избранников, в Никольском не было с декабря, хотя по Уставу они должны проходить раз в три месяца.

Глава находится в жёсткой конфронтации с большинством депутатов. Считается, что его поддерживают лишь трое из десяти народных избранников, причём одна из них – его мать Зоя Соболева.

Очевидно, что в такой ситуации отчитываться перед депутатами о собственной работе – номер, опасный для карьеры. Ведь достаточно два года подряд получать «неуд» от Думы, и можно отправляться в отставку. Ситуация, которая в итоге привела к отставке бывшего мэра Усть-Илимска, тоже была связана с тем, что представительный орган дважды выставил неудовлетворительную оценку его отчёту. Действия депутатов поддержал суд, и после этого глава местного самоуправления покинул пост. Это самый свежий пример того, какие серьёзные последствия могут иметь игры с местным самоуправлением.

Тем более странно, что, несмотря на обращения депутатов, ни прокуратура, ни следственные органы не считают нужным провести серьёзную проверку и установить, были последние два отчёта на самом деле утверждены Думой или документы нелегитимны? Ведь они существуют и даже выставлены на официальном сайте.

 

На войне как на войне

 

Глава и депутаты давно уже ведут себя как на войне. Едва началось общее собрание в клубе, депутат Сергей Степанов достал диктофон, включил аудиозапись. С некоторых пор здесь принято фиксировать любые взаимодействия с главой – телефонные разговоры, процедуру подачи писем в администрацию, публичные выступления.

Некоторым депутатам Игорь Соболев объявил личную вендетту. Например, Сергея Степанова уволил с поста директора сельского клуба. Хотя со стороны Степанов кажется лучшим кандидатом на эту должность. Молодой отец четверых детей, он родился и живёт в Никольске, имеет два профильных образования. Пляшет, поёт, играет на гитаре, работу свою любит. Казалось бы, что ещё нужно? Даже в городе такой кадр в системе дополнительного образования был бы конкурентоспособен. Но в Никольске он пришёлся не ко двору после избрания нового главы.

Фермер Пётр Купряков имел около 300 голов овец и лошадей, нанимал по три работника в своё хозяйство. Осенью он был вынужден продать скот и уйти с земли. Теперь над ним висит судебное решение о сносе самовольных построек. Земля у Купрякова не была оформлена, как и у многих соседей. Но всем помогли поставить землю на кадастровый учёт, а на Купрякова глава администрации подал в суд и выиграл его.

– Мы задавали главе вопрос: почему Купрякову не пошли навстречу, как всем остальным? – говорит депутат Елена Белохребтова. – Он бы начал платить налоги, а земельный налог полностью идёт в бюджет муниципального образования. Ответ не получили.

– Вот вы меня обвиняете, – во время собрания в клубе ответил Соболев на все претензии разом. – По фальсификации решений вы пишете заявления. Вам же дают ответ. У вас есть хоть одно заключение, свидетельствующее о моей незаконной деятельности на посту главы администрации? У вас их нет. Значит, это брехня собачья. Кто такой Купряков? Он самовольно захватил несколько участков на территории Никольского муниципального образования. Вырубает лес вокруг, не платит налоги с 2009 года, обдирает наш муниципалитет как липку.

По словам Соболева, суть конфликта сводится к тому, что он лично пресекает незаконные рубки леса. Правда, как именно – непонятно. «Есть закон об оперативно-розыскной деятельности, я вам эту информацию предоставить не могу», – уточнил глава в личной переписке с журналистом. И отказался от встречи.

– Глава обвиняет меня в том, что я ворую лес, – говорит Купряков. – Но у меня все надзорные органы побывали – и ОБЭП, и налоговая несколько раз приезжала, и кого только не было. Полтора месяца каждый день принимал гостей. Ничего не нашли. Я строил срубы, но я лес покупал официально, у меня и документы есть. Самострой, который не был оформлен, теперь требуют снести через суд. Глава публично сказал, что всем помогают оформлять самострой. Меня через суд сносят. Только из-за того, что я депутат и «единоросс». А глава – член КПРФ. Он нам прямо говорит, что у него в области есть хорошая поддержка. Может, это связано с тем, что губернатор у нас тоже коммунист?

– Пока за деревней стояла китайская пилорама, лес рубили все, – говорит жительница соседней Рязановщины Ольга Алексеевна. – Китайцам даже делать ничего не надо было. Сами рубили, чем могли, на своих машинах тащили, кто сколько мог. Теперь лес закончился, китайцы уехали в другой район.

Китайцы уехали, а деревня осталась. Но и деревня уже не та, что прежде. Нормального леса здесь больше нет, от него остались одни декорации, как в театре. Со стороны смотришь – вроде лес стоит, а вглубь зайдёшь – нет ничего, кроме засохших хлыстов.

– На закате едешь, он как гребёнка – весь прозрачный, солнце сквозь стволы просвечивает, – говорит Сергей Степанов.

На месте пилорамы остались горы опилок. Теперь это одна большая головная боль. Прошлой осенью их кто-то поджёг. Сверху огонь сбили, но он ушёл внутрь горы и поселился там, подобно торфяному пожару. В горе начали выгорать глубокие полости, и местные жители очень боятся, что в них однажды провалится кто-то из деревенских детей, которые гуляют, где им вздумается.

 

Десять негритят

 

Тем временем депутатов просто выщёлкивают из колоды по одному, как в старой книжке про десять негритят. Первым статуса лишился депутат Иван Чугуевский. Он пытался возражать против увольнения Степанова, в результате получил конфликт с главой. «Ничего плохого он (Соболев. – Авт.) мне не сделал, – записано со слов Чугуевского в материалах следственной проверки. – Только отказал в выделении участка земли, который мне полагается как инвалиду и пенсионеру». В сердцах Чугуевский написал заявление о сложении с себя депутатских полномочий. Потом пытался заявление забрать, но было поздно. Сами народные избранники говорят, что не рассматривали и не одобряли заявление Чугуевского, поэтому считают его депутатом. «Десять негритят отправились обедать, один поперхнулся, их стало только девять».

Затем своих мандатов лишились Купряков и Астапенко. Как известно, в рамках соблюдения антикоррупционого законодательства была проведена областная проверка деклараций депутатов по всей области. У Лидии Астапенко обнаружили участок земли, не указанный в декларации. И надо же такому случиться, что землевладелицей она стала на короткий срок в результате нелепой кадастровой ошибки. Конечно, потом ошибку исправили, но решение о лишении депутата полномочий уже было принято. Что касается Петра Купрякова, он не указал в декларации старую «Ниву». «Девять негритят, поев, клевали носом. Один не смог проснуться, их стало только восемь. Восемь негритят в Девон пошли потом. Один не возвратился, остались всемером».

Депутаты утверждают, что узнали о снятии полномочий практически случайно, когда пришли жаловаться на главу в очередной высокий кабинет.

– Решение о лишении депутатских полномочий должно приниматься на заседании Думы общим голосованием, – говорит Купряков. – Мы такие вопросы не рассматривали. Выходит, глава, он же председатель Думы, принял решения единолично, то есть незаконно.

Законно или незаконно депутаты были лишены полномочий, в ближайшее время станет понятно из дополнительной проверки прокуратуры. Пока же стоит сказать, что письма от губернатора Иркутской области с требованием лишить полномочий глав и депутатов в последнее время направляются в муниципалитеты в массовом порядке. èèè

Кажется, Никольское стало едва ли не первым поселением, в котором это требование главы региона исполнено так легко. Например, Дума Иркутска отказалась исполнять требование главы региона и лишить полномочий одного из депутатов. Губернатор не отступился, подал иск в суд и проиграл его.

Между тем Следственный комитет и в самом деле отказал депутатам в возбуждении уголовного дела. В глазах следствия протоколы заседаний, подписанные главой, оказались весомее, чем свидетельские показания депутатов и даже графологическая экспертиза, при помощи которой народные избранники пытались доказать, что в администрации подделываются документы. Кроме того, решение об отказе в возбуждении производства следствие аргументировало тем, что материальный или физический вред никому нанесён не был. То есть, если никто ничего не украл, и говорить не о чем. Это примерно как с домашним насилием: если муж бьёт – значит, любит. А когда совсем убьёт, тогда в полицию и обращайтесь.

Судя по тому, в какой форме 29 марта проводилось мероприятие, анонсированное как «Отчёт главы», установленные законом процедуры здесь всё-таки нарушаются. Согласно ст. 35 ФЗ № 131, а также Уставу муниципального образования, глава должен отчитаться перед депутатами в рамках очередного заседания Думы. Заслушав отчёт, народные избранники путём голосования решают, одобрить им работу главы за истекший год или высказать своё неудовлетворение. Оценка должна быть зафиксирована в акте Думы, который принимается по результатам отчёта.

Непредоставление отчёта со стороны главы местной администрации – серьёзное нарушение и повод для обращения в суд. Первым шагом в этом случае может быть судебное признание незаконности правовых актов. Для Иркутской области – это из ряда вон выходящая история, аналогов которой ещё не было. Но депутаты маленького муниципалитета в суд вряд ли обратятся. Просто потому что депутаты здесь – фермеры, социальные работники, учителя, пенсионеры. У них не хватит ни денег на оплату услуг юристов, ни профессиональной подготовки для того, чтобы самостоятельно отстаивать соблюдение закона. А вот глава собрал подписи против депутатов и требует распустить Думу за бездействие.

 

Упала на пол и поползла к двери

 

Дума Никольского муниципального образования давно уже работает без плана и графика. Точнее, она практически не работает. Глава говорит, что депутатов невозможно собрать на заседания, депутаты, в свою очередь, утверждают: их специально ставят в такие условия, что они не могут прийти. Например, глава назначил внеочередное заседание Думы 29 апреля в 10 часов утра. У учителей в школе были уроки, они не могли их отменить. Сергей Степанов работает на авиазаводе, его вообще никто не отпустит с режимного предприятия. В итоге три депутата выразили согласие прийти на заседание, остальные отправили телеграммы, в которых уведомили о том, что присутствовать на заседании не могут.

Что делает в ответ глава? Нет, он не переносит дату или время заседания. Он записывает возмущённое видеообращение к жителям и скидывает его в группу в «Вайбере». В нём он говорит о том, что в бюджет поступили деньги на детские площадки и на обустройство парка, а депутаты отказываются их принять.

В итоге люди практически берутся за вилы. Вечером 2 мая депутат Виктория Забалуева была дома одна с месячным внуком.

– В квартиру позвонили какие-то люди, среди них был наш глава. Они стали требовать, чтобы я пошла на заседание Думы в клуб, – рассказывает Забалуева. – Я растерялась, сказала, что повестки не было и вообще – выходной день. Глава тут же на коленке написал повестку, проект заседания и отдал мне. На бумаге указано время 21.43.

Сергея Степанова и вовсе пытались отвезти в клуб силой. В итоге жена депутата вызвала полицию. На вызов почему-то приехал экипаж ДПС, и как раз перед его появлением глава со своими помощниками успели сесть в машину и уехать.

– Потом все следующие дни шла настоящая травля по телефону и в соцсетях, – говорит Купряков. – Депутаты готовы работать и принимать решения, но в нормальное время, в рабочий день и в присутствии прокуратуры.

На этом попытки наладить законодательную деятельность в майские праздники не прекратились. Ещё одно внеочередное заседание глава срочно назначил на 7 часов вечера 5 мая – и опять через «Вайбер». В приличных местах, не таких, как Никольск, уведомления о заседаниях Думы рассылают по официальным каналам связи. Депутаты после проведения бюджетной комиссии заявили, что заседание Думы нужно проводить с соблюдением регламента: в рабочий день и с участием прокуратуры, кворума опять не было.

Однако народ негодовал, что депутаты цепляются за формальности и отказываются принимать деньги на детские площадки и парк. Член бюджетной комиссии депутат Елена Белохребтова пыталась объяснить, что глава вводит всех в заблуждение.

– Существует строгий порядок, – говорит Белохребтова. – Когда деньги приходят в бюджет, мы действительно должны их принять в течение суток. Но в данном случае речь шла лишь о вступлении в программу «Комфортная среда». Мы должны были подтвердить, что готовы внести изменения в бюджет. Всё остальное нужно было оформить до 1 июля. Теперь бумаги отправлены в область, они будут рассматриваться и до декабря нам выделят денежные средства. Собственно, об этом и шла речь. В итоге мы приняли изменения 29 мая в присутствии прокуратуры, и это было нормально. Я пыталась объяснить это людям 5 мая, но никто ничего не слушал, все только кричали.

После собрания в клубе все разошлись по домам, но сумасшедший день на этом в деревне не закончился. Поздним вечером в окно Степановых кто-то постучался. Хозяева выглянули и увидели, что около ворот горит деревянный мостик, по сухой траве огонь уже подбирается к воротам. Потушить успели, но испугались сильно.

Тем же вечером страха натерпелась и Виктория Забалуева. Она была дома опять же с маленьким внуком, когда раздались хлопки, похожие на выстрелы. Женщина упала на пол и в ужасе поползла к входной двери. Ей показалось, что кругом гремят взрывы. Выяснилось, что с таким грохотом лопаются стеклопакеты, если бросать в них камни. Выбили окна ещё одному депутату – Василине Кобяковой. Правда, женщины не было дома, поэтому она испугаться не успела. Все трое сразу вызвали полицию, но пока результатов нет.

 

«Опять мы остались незащищённые»

 

Заседание Думы всё-таки состоялось 29 мая. Оно прошло с участием представителей прокуратуры. Были приняты изменения в бюджет.

– Мы хотели сразу внести вопрос о работе Думы, но нам отказали, – говорит Елена Белохребтова. – У нас снова нет плана работы. Получается, нас опять будут вызывать на внеочередные заседания в неудобное время, и, если кто-то не сможет прийти, глава будет обвинять нас в саботаже. На сайте муниципального образования, например, висит не тот регламент работы Думы, за который депутаты голосовали в своё время. И опять мы остались незащищённые.

Больше того, по словам тех же депутатов, с марта по декабрь 2018 года заседания Думы вообще не проводились и повестки им не направлялись. Однако, согласно документам, выставленным на сайте Никольского муниципалитета, и пояснениям Игоря Соболева в Следственном комитете, за это время прошло 14 заседаний. Решения Думы всё это время принимались, но являются ли они легитимными, теперь впору усомниться. Однако разбираться в этом, кажется, никому не интересно.

Кризис местного самоуправления в Никольском больше всего похож на склоку, переходящую в мордобой, между соседями по коммуналке. Но, несмотря на это, последствия он может повлечь серьёзные. Ситуация грозит обернуться потерей управляемости в поселении и выходом за правовое поле. Во-первых, проблемы возникают в плоскости текущего управления. Депутаты осуществляют контроль за работой местной администрации. В данной ситуации они вряд ли могут исполнять эту функцию. Есть опасность, что глава останется без депутатского контроля, но со всеми властными рычагами.

Кстати, депутаты уже пытаются поднимать вопрос о качестве проведённого ремонта дорог. Согласно проверке Контрольно-счётной палаты Иркутского района, в прошлом году администрация заключила три контракта с ИП Крячко на общую сумму 280 тысяч рублей без конкурсных процедур. За эти деньги предприниматель должен был поставить муниципалитету 112 «КамАЗов»-десятитонников песчано-гравийной смеси. Но на улицах муниципального образования никакого гравия особо не видно. Как была глина до ремонта, так и осталась. «В контрактах не указан адрес, куда исполнитель должен производить доставку товара, – говорится в ответе КСП. – Определить достоверность поставки песчано-гравийной смеси не представляется возможным». На этом проверка пока закончилась, материалы переданы в прокуратуру.

Но самое опасное – отдалённые последствия, которые скажутся не сразу. Если суд установит, что во время принятия решений порядок был нарушен, сами решения утрачивают силу. Например, недействительной может оказаться передача в собственность муниципалитета имущества или земельных участков. Когда исходный правовой акт признаётся незаконным, это практически всегда приводит к проблемам.

– Ой, кто их знает, что у них происходит, – говорит местная жительница Ольга Алексеевна. – Мы так понимаем, что глава у нас коммунист, а депутаты – «единороссы», вот и не могут договориться. Пока губернатор «красный», значит, и сила у главы будет.

Вся деревня видела в соцсетях фото, на которых глава Никольского МО в неформальной обстановке общается с губернатором – коммунистом Сергеем Левченко. Никто в Никольске не рассчитывает, что сила будет у того, кто действует по закону, потому что законы здесь – что дышло: куда повернёшь, туда и вышло. При этом люди перестают верить любой партии и любой власти. В такой ситуации местное самоуправление просто перестаёт работать и отмирает, как атавизм. А это самое плохое, что вообще может случиться с деревней.

 

Елена Трифонова

Восточно-Сибирская правда

 

Категории:  Конфликты
 
вверх