Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Грибы с корицей

[14.02.2020 / 12:48]

Вот появится в компании такая Нинка, и считай, старой дружбе конец. Беспечные потому что люди. Доверчивые. И ведь никакая она, Нина, не фам фаталь, ничего такого, из-за чего можно голову потерять. Все постепенно случилось. Ее Марина привела, Нинка к ней заскочила по какой-то придуманной только что надобности. У Нины всегда так: хлоп - задача, хлоп - тут же ее решение. Шла мимо, вспомнила, что соскучилась. А это действует на людей - рассказ, что кто-то по тебе скучает. Тем более Марина же из воспитанных: «Я в гости, пошли со мной». Потому что видит, что Нина расстроена. Другой воспитанный человек руками бы замахал: «Как я могу, чтоб к незнакомым людям…». Нина тут же с радостью: «Конечно, пошли». Конечно, радуется, потому что день не зря, день же какой-то предпраздничный, всем охота куда-то пойти, где тебя ждут. И Нина успевает по дороге рассказать Марине, что она с утра чувствовала какое-то особое одиночество. А Марина гордая, потому что спасти человека в предпраздничный день от тоски и печали - это значит надо и самому быть особенным человеком. Чутким. Пришли, и Нина забилась в уголок, стала присматриваться и прислушиваться. Но все равно ей хорошо, в уголке этом, потому что люди вокруг приветливые. Давным-давно между собой знакомые и очень любящие друг друга еще со времен студенчества. И одеты хорошо, и говорят красиво, такой прям салон, женщины чуть ли не веерами обмахиваются, а мужчины - словно сейчас каблуками щелкнут и к руке припадут. И дети, надо заметить, не орут, играют себе тихо в своей комнате, к ним мамаши время от времени заглядывают, по какому-то неведомому графику. Каждая мамаша - каждые двадцать минут. И этого достаточно, чтобы дети знали и чувствовали - они всем нужны, они не брошены и любимы. И Нина вписалась в этот уютный мир сразу, мгновенно. Нина тоже не отстает, чтобы внести свою лепту: время от времени на кухню наведывается. Где тряпкой пройдется, вилки-ложки отполирует, там петрушки к салату подрежет, там рыбу лимонным соком польет. А к накрытому в комнате столу пока не суется, понимает - не время. Пока не отсвечивает с подносами. И все, конечно, с одобрения хозяйки. Эта хозяйка потом и сказала Марине: «Какая славная эта Нина». Одобрила. А потом опять какой-то праздник. И кто-то встречает эту славную Нину совершенно случайно в магазине, на рынке, и Нина, конечно, кидается помочь, донести пакеты с продуктами до машины. И не станешь же говорить этой милой женщине просто спасибо, а говоришь другое: «Приходи к нам сегодня вечером». И называется адрес. А Нина приходит немножко пораньше - чтобы «помочь». И действительно, от нее есть толк, потому что она не спрашивает поминутно, что делать, сама как-то незаметно знает лучше хозяйки, где у той что лежит. И Нину стали приглашать и звать, и принимать с охотой. И посыпались на Нину новые адреса приятных совершенно людей. И все ей так нравится, и она всем нравится. Нравится, что она такая услужливая, и скромная, и надежная, и с ней можно оставить ребенка и попросить увезти лекарство приболевшей свекрови. Потому что срочно и сейчас просто некому. И даже - вот незадача - отнести пальто в химчистку, и об этом ее можно попросить, потому что вот оно, пальто, нужно срочно, а дел на работе полно, отчет сдавать. В химчистку? Да запросто. Только зачем куда-то тащиться? «Такие пятна запросто выводятся нашатырем, смотри». И буквально тут же из сумки достается волшебная бутылка, и - чудеса - пятна нет. А есть хорошее настроение. Или вот еще случай был, а их, таких случаев, сто пятьдесят тысяч. Нина, оказывается, когда-то работала в парикмахерской. Нет, не мастером по прическам, так, на подхвате, но кое-чему научилась. Поэтому не надо расстраиваться, что у знакомого мастера аврал и она не может сейчас записать на укладку. Вот эту прядку волос закалываем, вот здесь сбоку таким крендельком. Понятно? Понятно, понятно. Зельда Фицджеральд. Кто, кто? Ладно, Нина, не парься. Пусть будет Любовь Орлова. Дорогая наша, бесценная Нина. А как она шьет, вяжет! Вы еще не видели ее вязанные крючком воротнички. Ее можно попросить. Нет, денег она не возьмет, она такая щепетильная, лучше ей что-нибудь подарить, из хорошей косметики. Нет, продуктов не надо, она обидится. Тюбик помады. Духи. А лучше пригласить ее на выходные, мы же собирались на дачу. Вот и пригласим. Такая добрая, чуткая. А какие у нее тортики! Как, она разве не сама печет? А мне казалось… Но все равно надо ехать в кулинарию, заказывать. А тут - совсем домашняя выпечка, значит, она умеет выбирать. И совсем получается недорого. Наверное, она не говорит настоящую цену. Одно только странно - Нину очень не любили собаки и кошки. Не любили до отвращения. Собаки лаяли, кошки шипели. А никто внимания не обращал. Такие люди все ненаблюдательные. А потом дети как-то разом все взбунтовались. «Не станем мы с этой тетей сидеть!» Стали говорить, что она противная. «Как же так? А кто вам ватрушки печет? Кто кисели варит, билеты в цирк, театр приносит?» «Не будем, не будем, не будем, - кричали дети, - оставаться с этой тетей. И ватрушки ее нам ни к чему, и киселя не надо, и все мы хотим к маме, к папе, к бабушке». «Дети почему-то капризничают», - недоумевали мамаши. Но потом как-то все разрешилось с детьми, не станешь, и правда, просить постороннюю Нину решать их проблемы. И потом, никто из них не хамел - посиди, Нина, с нашим Андрюшей или - выручи на часок с Дашей. Сами, все сами.

Но люди слабы. А некоторые - еще и прожорливы. Во всяком случае, у одной Лиды муж стал вслух и громко говорить, что у них в доме появляется нормальная еда только тогда, когда появляется Нина и что-то им приготовит. И порядок в квартире тоже наводит у них почему-то Нина. Игрушки, во всяком случае, под ногами не валяются, и жена не кричит - купи хлеба, как только он появляется на пороге. А мужчина пришел с работы. И так далее насчет кормежки и порядка хотя бы в прихожей. Один такой разговор, второй. И этот муж стал Лиде делать замечания, и с таким недовольством в голосе - почему в доме нет нормальной еды! Это муж - жене, пришел с работы, она с работы. И двое детей. А Лида прямо из себя выходит и кричит, что крепостное право отменили. А он ей опять про еду и что надоели сосиски и пельмени из магазина. И еще добавляет: «Вот спроси хоть у Нины пару рецептов нормальной еды». Конечно, Лиде обидно. И она жалуется своей подруге, к примеру Марине. А подруга вдруг: «Точно, надо спросить у Нины». Потому что Маринина свекровь была в восторге от пирога с капустой. Лида говорит: «Ты что, Нинка этот пирог в кулинарии купила. Стоит, между прочим, прилично». А подруга не понимает, что Лида ей хочет доказать, не унимается: «Ну и что, что из кулинарии». Такие пироги стоят того, чтобы свекрови угодить. А Маринина свекровь тут как тут: «Да-да, угодить, вам бы всем у Ниночки поучиться, как нормально дом вести». Словно все эти свекрови сплошь благородные девицы, и буквы они учили по книжкам Молоховец. Скукота. Ну правда, правда, станет человек заморачиваться насчет готовки, если все они молодые-молодые и дел вокруг куча. Интересных дел и занятий. А чтобы сварить полноценный борщ, то часа четыре точно надо. А еще на рынок сгонять и завести там дружбу с продавцом хорошей свинины и говядины. У тебя есть время на все эти чудеса? А Лида уже и не знает, на что у нее есть время, потому что муж… «Понимаешь, Марина, он стал какой-то совсем равнодушный». Сначала орал насчет кормежки, а сейчас ему все вообще все равно. Приходит, уходит. Все выходные занят, а чем - неизвестно. Даже не вспомнить, когда они последний раз вдвоем хоть куда-то выбирались. Марина говорит, конечно же, что Лида устала и поехали лучше на дачу. У Лиды же дача, вот и надо туда поехать, подышать воздухом.

Поехали и приехали. Чаю напились с вареньем, Марина еще говорит: «Вот какая ты, Лида запасливая хозяйка, у тебя даже грибы тут есть». А Лида говорит: «Какие грибы, сроду никаких тут грибов и не было». Поговорили, надышались воздухом, собрали банки - не пропадать же добру - и домой поехали. А по дороге Лида вдруг вспомнила, что странный какой-то порядок на даче был. Словно и не она там чистоту наводила. И когда она успела там так хорошо убраться, вроде уезжали осенью впопыхах, сыновья разболелись, ни до чего тогда было. До города бы быстрее добраться, врача вызвать. Подумала и забыла. Домой они с Мариной приехали, сели обедать. Лида банку с грибами открыла. Марина говорит: «Какой-то вкус знакомый и неожиданный, маринад с корицей. Ты что, с корицей грибы маринуешь?» А Лида смеется - какая корица, подруга. И тут они вспомнили, что точно такими же грибами их недавно угощали. Только вот кто? Ну, в общем, на этих грибах Нина и спалилась. Такая милая, такая славная Нина. Угостила кого-то баночкой, кто-то не съел, на праздничек приберег. Понесли к столу, вся компания в сборе, а Лида давай складывать два и два. «Нина, ты что, на нашей даче хозяйничала?» А муж Лидин рядом сидит. Молчит и краской заливается. И - тишина. Нинка из-за стола выскочила, в прихожую кинулась, рыдать там и пальто с вешалки дергать. А Лида встала перед дверью: «Нет, так не пойдет, никуда не уйдешь, пока все рецепты тут всем не расскажешь». Нина рыдает, муж Лидин молчит, все гости, вся их чудная, дружная компания притихла. Притихла и… растворилась, исчезла дружба. Была, и не стало. Ни обнять, ни утешить, нет тех слов, нет уже тех объятий. Предательство же не лечится. Как-то им всем невмоготу стало встречаться. Дивные, чудесные женщины, прекрасные, благородные мужчины. Словно собрались и разъехались все, далеко, далеко, в разные страны и города.

Пришлось Лиде с мужем разводиться. Между собой все переругались. Никто никому больше не верил, все всех подозревали, кто что-то знал, о чем догадывался, кто не сказал, кто промолчал. Через пару лет Лида мужа простила. Только вот запах корицы с тех пор… И полки с грибами в супермаркетах она теперь за версту обходит.

 

Наташа Левашова

Пятница

Категории:  Левашова по Пятницам
 
вверх