Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Сурков Дмитрий

      Родился 4 октября 1964 г. в городе Иркутске.
       В 1986 году с отличием окончил юридический факультет Иркутского государственного университета. В 1992 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1999 году – докторскую.
       В 1993 году принимал участие в работе Конституционного совещания. Внес вклад в становление и развитие законодательства Иркутской области.
       С 2000 года замещает должность профессора Байкальского государственного университета экономики и права.
       Помимо научно-педагогической деятельности имеет опыт государственной службы в различных должностях, в т.ч. председателя Уставной палаты Иркутской области. Работал начальником Главного управления Министерства юстиции Российской Федерации по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу.
       Автор около 30 научных и учебно-методических работ по проблемам федерализма, организации законодательной, исполнительной и судебной власти, правовым вопросам местного самоуправления. Участвовал в написании первого в отечественной правовой науке сравнительно-правового исследования «Конституционное право субъектов Российской Федерации». Среди крупных работ выделяется монография «Законодательная и исполнительная власть субъектов Российской Федерации (сравнительно-правовое исследование)».
       Государственный советник юстиции третьего класса.
      
      
       --Дмитрий Леонидович, обычно возраст до 40 лет считается периодом становления мужчин. Вы в 39 лет - крупный государственный чиновник, доктор юридических наук, профессор БГУЭП. Что это: запланированный результат, удачное стечение обстоятельств, благожелательность Фортуны?
       --Хотите спросить, не оказывался ли в нужный момент в нужном месте? В народе говорят: «В 20 лет ума нет - и не будет. В 40 лет денег нет - уже не будет». Ну, и так далее. Видимо, я иду в графике. Хотя имею собственное мнение: время-это то, что успел. Не успел, - значит, опоздал.
       --Ваше назначение начальником Главного управления было прогнозируемым?
       --Не совсем. Сегодня государственная служба, как и научная деятельность, не самые престижные и высокооплачиваемые. У меня был выбор. Но коммерческие проекты и предложения казались малоинтересными, опыт научной и преподавательской работы уже имелся, а в госслужбе привлекали масштаб, сложность решаемых задач, возможность реализовать себя в принципиально новой сфере деятельности. И с благословения Георгия Яковлевича Барского, юриста, как говорится, от бога, человека мною почитаемого, я принял это предложение.
       --Уже ваша должность подразумевает, что Вы - аналитик. Не рискнете предсказать итоги выборов?
       --Кто во время выборов Путина станет президентом? Результат всем известен. Рискну сказать почему. Во времена ельцинской анархии в стране образовались серьезные социальные деформации, резкое расслоение, отчуждение власти от нужд народа. Путин первым делом взялся за укрепление государственности и законности. «Реформаторы» пытались растащить Россию по клочкам, а Путин собрал все это в государство, не дав ему упасть. Либералы-рыночники породили олигархов, а Путин потихонечку ставит их на место. Только за одно это люди будут голосовать за Путина, потому что поняли жест президента: неправедно богатые тоже плачут. Но это упрощенная схема. Не хотелось бы быть чрезмерно оценочным, но на вопрос: «Есть ли альтернатива Путину?» ответ один: на сегодняшний день ее просто нет. Во-первых, альтернатива не нужна народу. Нельзя же всерьез принимать кандидатуры г-на Малышкина или подставленного Зюгановым Харитонова. Во-вторых, она не нужна правящему классу. В-третьих, альтернатива не нужна интеллектуальной элите. И, наконец, Западу, - его устраивает сегодняшний президент со своей предсказуемой политикой.
       Здесь кроется опасность иного рода – явка избирателей. И в борьбе за эту явку медвежью услугу президенту может оказать телевидение, превратившее теледебаты в клоунаду.
       --Вы не очень жалуете наше телевидение.
       --Проанализируйте программы хотя бы за последнюю неделю. Даже серьезные передачи - сплошное шоу. Не замечаете, что «Смехопанорама» стремительно превращается в смехопаранойю, а у надоевшего всем «Аншлага» скоро вообще не останется зрителей?
       --А как Вы относитесь к прессе?
       --Сложно. Мы декларируем, что строим демократическое, гражданское общество, а оно, как известно, немыслимо без свободных и ответственных СМИ. Просматривая газеты, нередко ловлю себя на мысли, что попал не в информационный, а инфекционный океан. Если отбросить заведомую чепуху, дутые сенсации, отчеты о всевозможных тусовках, криминальную хронику, то невооруженным глазом видишь заказные, щедро оплаченные материалы. Пресса, кичась своей независимостью, по-прежнему остается манипулятором общественного мнения, обслуживая интересы финансовых, промышленных или партийных кланов.
       --Комплименарным это интервью не назовешь… Каким Вы видите государственное устройство России: президентская, парламентская республика, федерация, конфедерация, монархия?
       --Мир за последние десятилетия стремительно меняется – мы попали в переплет эпох. Сегодня страна столкнулась с сепаратизмом, терроризмом, массовой бедностью, ростом преступности. Чтобы и дальше не разбивать себе носы и лбы в кровь, нужна сильная президентская власть. И ответственность президента должна быть только перед народом, а не перед парламентом, как, например, в Италии, где президент фактической власти не имеет.
       В государственном строительстве не стоит изобретать велосипед. Россия с ее огромными территориями должна стать сильным федеративным государством, состоящим не из 89, а из 10-15 субъектов федерации.
       --Сегодняшние федеральные округа – прообраз этого устройства?
       --Скорее всего, апробация механизма укрупнения. Безусловно, при этом наблюдается тенденция к унитаризму, и это свойственно всем федерациям мира, поскольку везде есть центробежные силы и местечковые интересы. Но главе федеративного государства никогда не управиться с такой огромной территорией, если он не будет уважать самостоятельные полномочия регионов. Заметьте, сейчас в России без перебоев проходят выборы законодательных и исполнительных органов субъектов, растет доверие центра к власти на местах. Федеральные же округа появились для создания единой вертикали власти, восстановление единого правового поля, координации борьбы с преступностью. И еще раз хочу подчеркнуть, ни одного конституционного полномочия у субъектов РФ никто не отнял. Жаль, если не все понимают, что сильное, но, безусловно, правовое государство – важнейшее условие для проведения реформ.
       --Правовое государство подразумевает наличие и развитого гражданского общества, способного изменить или улучшить власть.
       --Никто не обещал, что гражданское общество в России будет построено за 10-15 лет. Закон об общественных организациях, принятый в 1995 году, дает гражданам возможности для независимой от государства деятельности. Это, прежде всего, некоммерческие, неполитические общественные организации – НКО.
       Значительная часть из них спортивные, просветительские, экологические объединения, общества инвалидов, ветеранов, защиты детей, многодетных семей, защиты прав потребителей, комитеты солдатских матерей, правозащитные организации. Только в Иркутской области зарегистрировано более двух тысяч подобных объединений. Они делают огромное дело – мобилизируют граждан для того, чтобы они сами позаботились о решении своих собственных проблем и смогли побудить государство и бизнес уделять должное внимание этим проблемам.
       Другими словами, в гражданском обществе должно быть понимание, что власть – это наемная сила. Общество нанимает людей достойных, уважает их, но не смотрит на них как на начальство, которому надо беспрекословно подчиняться. Общество ставит задачи – государство их исполняет.
       К сожалению, россияне пока не очень-то верят в возможность найти защиту в существующих некоммерческих организациях. Сегодня в России четко прослеживается тенденция на установление контроля бюрократии над гражданским обществом. Какие-то попытки установить взаимодействие с НКО предпринимала федеральная власть. Например, в ноябре 2001 года она собрала гражданский форум – около 4 тысяч представителей различных объединений. Президент В. Путин призвал представителей власти к сотрудничеству с общественными организациями, чиновники высокого ранга встретились с представителями НКО и договорились о консультациях с общественностью при решении правительством и министерствами вопросов, интересующих гражданское общество. Однако договоренности по законопроекту об альтернативной военной службе соблюдены не были (ее срок в полтора раза превышает срок военной службы), а законы о гражданстве и о положении иностранцев в России были подготовлены в глубокой тайне от общества. Теперь общепризнанно, что законы получились антидемократическими. С подачи президента были срочно внесены поправки в закон о гражданстве, хотя этого в корне недостаточно для исправления порочного акта.
       Согласно исследованиям Института государства и права РАН и фонда ИНДЕМ, две трети россиян принадлежит к молчаливому большинству, которое никогда и не в каких формах общественной деятельности не участвует. Если не рядиться в белые одежды и не ставать в позу, мол, народ в большинстве инфантилен и недалек, надо признать, что это результат отчуждения власти от населения, которое категорически не доверяет ни политикам, ни чиновникам решения своих проблем. А ведь еще в Древней Греции гражданин, не принимавший участия в общественной жизни, считался не полноценным, по сути, изгоем.
       --И у нас не так давно в характеристиках или объективках обязательно делалась пометка: «Принимает активное участие в общественной жизни». Или: «не принимает …». У Вас нет ностальгии по тому времени?
       --Проблема не в ностальгии. Мы росли в советское время, искренне гордились своей страной, ее могуществом. Молодость, надежды, мечты – жизнь только начиналась. И вдруг все провалилось в тартарары, - миллионы искалеченных судеб. Сейчас, по истечении времени, понимаешь, что процесс распада СССР был неизбежен. Нарастание внутренних противоречий, интенсивное подталкивание извне привели к этой трагедии. Никакого экономического кризиса в стране не было. Можно не доверять советским экономистам, но экономисты ЦРУ вряд ли ошибаются. Это была, как говорят на Западе, революция сверху. Инструменты воздействия работали через настройку, через сознание.
       Помните, у Экзепюри: «Если на небе зажигаются звезды, значит это кому-то нужно?». А если вдруг гаснет звезда, причем, первой величины, значит, это тоже кому-то было очень нужно. Когда рушится государство, социальные и моральные устои, в этом мутном потоке удобно получать преференции. И сегодняшние олигархи делали свои миллиардные состояния именно в то время. Сейчас, например, «сколотить» миллион долларов в короткое время просто невозможно, будучи даже самым талантливым и удачливым бизнесменом.
       --Вас не смущает огромный разрыв в уровне жизни богатых и бедных?
       --Даже при наличии всех демократических атрибутов, государство, в котором этот разрыв превышает пятикратную отметку, назвать демократическими нельзя. В Конституции у нас записано, что Российская Федерация – социальное государство. Но тактику «вспомоществования» на уровне собесов, когда от 70% бедных отделываются мизерными подачками в виде доплат к пенсиям и зарплатам, назвать социальной политикой нельзя. И «самые низкие налоги в Европе» являются таковыми лишь для богатых. А для бедных 13% налога – самые высокие в той же Европе.
       По официальным данным у нас 30 миллионов живет за чертой бедности. Но вот вам наш национальный характер: социологические исследования показывают, что более половины россиян причисляют себя к среднему классу.
       --Просто стыдно считать себя бомжами.
       --А это какой стандарт себе задать. Несколько лет назад ко мне приезжал знакомый из Южной Кореи. Я, естественно, показав все достопримечательности, привез к себе на дачу. Обычную, в 6 соток. И когда он узнал, что в Сибири в принципе любой желающий может иметь садовый участок, был поражен: «Вы очень богатые люди. У нас не каждый миллионер может себе это позволить». И был в шоке, услышав, что земельный налог равен стоимости нескольких бутылок пива. В то время у меня была и японская машина (треть Иркутска на них ездила), так для него японский автомобиль – показатель благосостояния. Хотя квартиры в «хрущевках» и земельные участки большинству граждан остались в наследство от прежней власти.
       --В свое время Чехов заметил, что не бывает национальной науки, как не бывает национальной таблицы умножения. Все человечество интересует одна и та же физика, одна и та же химия. Разумеется, что достижения науки могут и должны быть предметом национальной гордости. У каждой страны есть свои имена: Ньютон, Менделеев, Эйнштейн, Бор.
       --Сейчас другое время. В современном мире наибольших успехов добиваются страны, не имеющие богатых природных ресурсов, но создающие сильный научно-образовательный потенциал (Германия, Франция, Англия, Япония). Отставание здесь просто недопустимо и неизменно порождает нищету и политическую нестабильность даже в регионах, которые в избытке обладают природными богатствами (Африка, Южная и Центральная Америка). Если сейчас Россия утратит свои позиции в сфере науки, то очень быстро станет третьестепенной державой.
       Мы всегда гордились своими достижениями и сегодня еще имеем совокупность технологий, которых нет ни в Японии, ни в США, ни в Канаде. Наши ученые читают лекции практически во всех университетах мира. Целое поколение физиков во всем мире воспитывалось на учебниках Ландау, Лившица.
       К сожалению, за последнее десятилетие финансирование науки сократилось в 15-20 раз, а удар по научно-техническому комплексу оказался кумулятивным. Уникальные, не имеющие аналогов разработки, годами остаются в опытных экземплярах.
       --Сейчас много говорят и пишут об «утечке мозгов».
       --Это болевая точка. Очень многие ученые покидают страну не только в поисках легких денег, а скорее, чтобы не потерять себя, свои знания, профессию.
       Расхожая байка о том, что «в крупных американских научных центрах везде висят таблички «Speak English, please» (Пожалуйста, говорите по-английски»), чтобы начальство могло понимать, над чем работают подчиненные, родилась не на пустом месте. По данным американской статистики, 40% физиков и математиков, работающих в США, - россияне. Общеизвестно и то, что отдельные открытия, за которые Нобелевские премии получили американцы, основаны на разработках российских ученых. Поэтому «утечка» - и внутренняя, и внешняя – нанесли нашей науке серьезный урон.
       Показательный пример: когда академик Сахаров работал в Арзамасе, представители первого отдела предложили ему всю важную документацию сосредоточить в специальных сейфах, чтобы в случае угрозы ядерного удара успеть их спасти. Тогда Сахаров ответил, что спасать надо людей, а не бумаги, потому что все можно восстановить, а если людей не будет, никто не сможет даже прочесть эти бумаги.
       Бегство государства из экономики и науки ни к чему хорошему ни привело. Если в США, да и в других странах, вступивших на путь «экономики знаний», к высокой науке подтягиваются, то у нас, наоборот, от науки отсекаются структуры, которые десятилетиями трудились на этом поприще.
       --И ни одного лучика в этом беспросветном тоннеле?
       --Думаю, пришло понимание очевидной истины: развитие только сырьевых отраслей не обеспечит в ближайшем будущем подъема всей экономики страны. Науку начинают финансировать. Наблюдается возврат интереса к исследовательской и научной работе среди молодежи. Знаю это из бесед с коллегами, вижу сам по огромному конкурсу в университеты, по числу заявок в аспирантуры. Для многих людей наука и образование снова становятся притягательными.
       --Как Вы оцениваете молодое поколение вообще и собственных студентов в том числе? Обращаете их в свою веру или сами адаптируетесь в их среде?
       --Я и сам не совсем старый, поэтому перевоплощаться нет нужды, хотя по определению, это уже другое поколение. Идеологию им заменил прагматизм, вернее, прагматизм стал идеологией. Они знают, чего хотят, имеют четкие цели и упорно к ним пробиваются, понимая, что все зависит только от них самих. Многие неплохо знают языки, ездят по миру. В наше время такими были единицы.
       --А теперь по канонам жанра позвольте небольшой блиц-опрос. Вы легко расстаетесь с иллюзиями?
       --Иллюзия - это либо наивность, либо добросовестное заблуждение. На мой взгляд, и то, и другое непростительно. Скажу только, что самые большие мои разочарования связаны с людьми.
       --У Вас есть заветная мечта в жизни?
       --Например, осчастливить человечество? Мечты растут и взрослеют вместе с конкретным человеком. В детстве мечтал пойти в школу. В школе хотел стать чемпионом. Женился - мечтал об отдельной квартире. Материально окреп – заглядывался на красивые машины. Все как у всех.
       --Многие политики понемногу занимаются спортом. И не только модными видами вроде тенниса или восточных единоборств. У Вас есть увлечения, спортивные победы, разряды?
       --В школе неплохо играл в шахматы, увлекался легкой атлетикой, ездил на студенческие олимпиады. Сейчас занимаюсь только для поддержания себя в нормальной форме. Но горнолыжный спорт привлекает. Поэтому лыжи постоянно лежат в машине.
       --Что читаете в последнее время?
       --Периодику и специальную литературу. По диагонали. Перед Крещением поспорил с дочерью и чтобы доказать свою правоту пришлось перечитать Селенджера. Недавно вновь открыл для себя Богомолова и его исповедальную военную прозу. А вообще-то всегда с удовольствием перелистываю Ильфа и Петрова. Очень помогает.
       --У Вас есть идеал женщины?
       --Реальная женщина гораздо интереснее любого идеала. На идеальную и дышать страшно, а с живой можно поговорить, потрогать и даже поссориться, чтобы потом пережить радость примирения.
       --Когда в последний раз дарили жене цветы?
       --В октябре на 19 годовщину нашей свадьбы.
       --Какой камень считаете своим талисманом?
       --Нет у меня такого камня. И за пазухой ничего не держу.
       --Умеете прощать обиды?
       --Стараюсь следовать мудрому совету Пушкина: «Хвалу и клевету приемли равнодушно и не оспаривай глупца».
       --Что еще удивляет, радует Вас в этой жизни?
       --Удивлять становится труднее. В человеческих отношениях потрясают совершенно редкие и практически несуществующие человеческие качества: абсолютная доброта и женская верность. Но я это видел, я этим согрет. А если говорить о радости, то меня радует многое: синее небо, искрящийся снег, человеческая улыбка. Радует сама жизнь, потому что ничего лучше этого проекта не существует.
      
       О. Алексеев
 
вверх