Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Алексей Зяблицкий

«Жизнь сама диктует нам задачи»

 

В СМИ сегодня обсуждают предложения, поступившие в администрацию президента страны, об изменениях и сокращениях в силовых ведомствах. В том числе – о передаче полномочий службы по контролю за оборотом наркотиков в МВД России, что, по мнению Минфина, позволит сократить бюджетные расходы. О том, насколько эффективно борется с наркопреступностью спецслужба, и о приоритетных направлениях деятельности её подразделений в регионе, начальник Управления ФСКН по Иркутской области генерал-майор Алексей Зяблицкий рассказал Людмиле Бегагоиной.

– Идея о передаче полномочий сотрудников службы наркоконтроля уголовному розыску возникла ведь не на пустом месте. Зачем, действительно, разным силовым ведомствам заниматься одной работой, дублировать друг друга?

– Профильная служба, как вы помните, создавалась по решению президента страны в 2003 году, ко­гда наркоситуация была очень сложной, существовала угроза безопас­ности России. Руководство страны поставило перед ФСКН задачу, которую силовые ведомства решить оказались не в состоянии, – уничтожение организованной наркоинфраструктуры. О том, как достигается эта цель, говорят факты. С созданием Службы результативность ликвидации организованной наркопреступности поднялась в четыре раза, рост наркопотребления остановлен, смертность среди молодёжи упала почти на 40 процентов.

Не считаю, что сотрудники ФСКН дублируют функции оперативников угрозыска. Для нашей Службы важными показателями всегда были количество пресечённых наркопреступлений, совершённых именно в организованных формах, число ликвидированных наркосообществ и наркопритонов, перекрытых каналов поступления зелья, суммы арестованных активов крупных группировок. Приведу лишь несколько цифр. За последние пять лет ФСКН России ликвидировала в 8,5 раза больше криминальных наркосообществ, чем все остальные правоохранительные органы вместе взятые, и расследовала в 4,5 раза больше преступлений, совершённых организованными наркоструктурами. На счету Службы 98% уголовных дел по легализации и отмыванию наркодоходов, 90% перехваченных и изъятых оптовых партий наркотиков, поставляемых в Россию. Кстати, мировое полицейское сообщество и ООН считают ФСКН России одной из наиболее эффективных профильных служб. Она занимает верхние строчки по приоритетным показателям в борьбе с организованной наркопреступностью, что подтверждается ежегодными докладами Организации Объединённых Наций. 

– А вот полиция всегда твердит: нет крупных и мелких преступлений. Кражу дров на даче надо раскрывать и расследовать с той же добросовестностью, что и ограбление банка. Если говорить об общем количестве расследованных в стране наркопреступлений, цифры будут всё-таки в пользу уголовного розыска. В Иркутской области такая же расстановка сил? 

– От сравнений с работой коллег хотелось бы уйти. Мы взаимодействуем со всеми силовыми ведомствами, важен ведь общий результат. Но коли есть сомнения в эффективности деятельности нашего управления, давайте опять же обратимся к фактам и цифрам. 

Управление ФСКН России по Иркутской области сегодня входит в десятку сильнейших территориальных органов в стране. В прошлом году сотрудниками наших подразделений и межрайонных органов изъято 647 килограммов наркотиков. В том числе 56,5 кг героина, спрос на который у наркопотребителей региона остаётся наиболее высоким. Пресечено 40 оптовых поставок этого вида зелья, что на 20% больше показателя 2013 года. В последнее время в моду стали входить синтетические наркотики, курительные смеси. Их изъято свыше 18 килограммов – почти в 13 раз больше, чем год назад. Раскрыто 1320 преступлений, из них 1115 – тяжкие и особо тяжкие (84,6%), 865 связаны со сбытом наркотических средств (66%). Количество направленных в суд уголовных дел о преступлениях, совершённых в групповой и организованной формах, увеличилось на 4,4%. Контрабанда наркотиков, содержание наркопритонов, легализация денежных средств, полученных преступным путём, регистрировались только нашим управлением. 

Эти статистические данные свидетельствуют: в круг наших приоритетных задач борьба с мелкими одноэпизодными преступлениями, которые совершаются обычно больными, наркозависимыми людьми, не входит. В 2014 году управление продолжало наращивать темпы противодействия групповой и организованной наркопреступности, и по этому направлению мы по-прежнему доминируем среди других правоохранительных органов. 

– То есть уличный криминал, так называемые бегунки, мало интересуют оперативных сотрудников наркоконтроля? 

– Как нижнее звено преступной цепи они, конечно, представляют для нас оперативный интерес. Но не только. Мы считаем, что толкать таких нарушителей уголовного закона за колючую проволоку – это не главное. Общество должно не только карать их, но и помогать выбираться из болота зависимости. Это важнее и труднее, чем делать на них показатели. В места лишения свободы по стране ежегодно отправляются более ста тысяч потребителей зелья, которые за ежедневную дозу для себя продают несколько пакетиков с разовыми дозами таким же наркозависимым. Эти молодые люди пока находятся в центре карательной практики, если говорить о результатах работы правоохранительных органов в целом. Но лишение свободы не освобождает от зависимости, толкающей на преступления. Скорее уж наоборот в исправительных учреждениях рядовые потребители проникаются тюремной субкультурой, завязывают криминальные знакомства, набираются опыта у преступников-профессионалов.

– В прошлом году вступил в силу закон, позволяющий судам направлять наркопотребителей на реабилитацию. Как-то меняется в связи с этим оперативная обстановка? Этот закон ведь как раз и даёт возможность помочь нар­козависимым.

– Да, механизм правового понуждения к освобождению от наркозависимости появился. 313-й Федеральный закон наделяет судей полномочиями дополнительно возлагать на потребителей наркотиков, привлечённых к административной ответственности, обязанность пройти диагностику, лечение, медицинскую и социальную реабилитацию. Появилась возможность удержать уличных наркоманов от совершения преступления. Это важно. И это должно в будущем повлиять на наркоситуацию. Пока же, за полгода действия закона, судами Иркутской области вынесено 194 таких решения. А административных протоколов только сотрудниками управления ФСКН составлено за год 1331. Так что о результатах говорить, наверное, рано, всё впереди. 

– Применение 313-го Федерального закона будет более эффективным, если в регионе появится достаточная материальная база для реабилитации наркозависимых. Вы согласны? 

– Безусловно, такую базу надо создавать, и усилия для этого прилагаются. За прошлый год этап реабилитации в Иркутской области успешно прошли почти 800 человек. Но система восстановления, возвращения в общество попавших в зависимость молодых людей в Приангарье пока не создана, этой деятельностью занимаются в основном различные некоммерческие объединения, религиозные организации. В Иркутской области только два государственных центра реабилитации наркозависимых. Важно, что благодаря позиции и поддержке губернатора в Приангарье сейчас внедряется добровольная сертификация реабилитационных центров, утверждён порядок определения размера субсидий для них. К концу года такую сертификацию прошли два РЦ, наркозависимые начали получать индивидуальные сертификаты на лечение и реабилитацию. Вся эта работа по развитию региональной системы ресоциализации финансируется из областного бюджета. Кстати, если говорить об экономии бюджетных средств, то именно от ресоциализации, возвращения наркозависимых к нормальной жизни можно ожидать значительного эффекта. Затраты на правовые процедуры следствия, судов и пенитенциарной системы в отношении сбытчиков-наркопотребителей по стране в целом составляют 96 миллиардов рублей, что в десять раз выше затрат на реабилитацию больных. 

– Служба наркоконтроля занимается и так называемой первичной профилактикой распространения наркомании. Как вы оцениваете успехи ведомства в этой сфере?

– Предотвратить вовлечение граждан в незаконный оборот наркотиков – одна из приоритетных задач нашей службы. Но вряд ли следует говорить об успехах какого-то одного ведомства в этом направлении. Оперативно-профилактические мероприятия мы, как правило, проводим во взаимодействии с полицией, миграционной службой, таможней, врачами-наркологами и другими структурами. Результативность от этого только повышается. В 2014 году, например, совместных оперативно-профилактических мероприятий в отношении водителей транспорта, призывников проведено 79. В ходе межведомственной операции «Мак» на территории области уничтожено около 800 гектаров дикорастущей конопли, изъято 270 килограммов наркотиков растительного происхождения. С целью выявления участников незаконного оборота наркотиков проводились рейды в местах массового досуга – кафе, клубах, на базах отдыха. За год сотрудниками всех задействованных структур, не только правоохранительных, проведено 80 рейдов. Эта работа продолжается и в нынешнем году. Больше внимания будет уделено профилактике вовлечения в наркоманию несовершеннолетних – прокуратура области считает, что взаимодействие различных ведомств, ответственных за судьбы детей, организовано формально. 

При поддержке губернатора и правительства Иркутской области необходимо и дальше задействовать такую значимую молодёжную площадку, как окружной образовательный форум «Байкал-2020». Будем расширять географию участников, перечень проводимых антинаркотических акций.

– А если вернуться к правоохранительной составляющей, какие задачи сотрудникам управления предстоит решить в 2015 году?

– Приоритеты остаются прежними: вместе с коллегами из ФСБ и МВД акцентировать усилия на ликвидации групповых и организованных форм наркопреступности, пресечении деятельности наркопритонов, выявлении каналов поставок наркотиков, в том числе контрабандным путём. Конечно, будем стараться оперативно реагировать на возникновение новых угроз. В прошлом году пришлось столкнуться с выбросом на рынок синтетических наркотиков и курительных смесей. Жизнь сама ставит перед нами новые задачи.

 

Людмила Бегагоина

ВСП Губерния

 
вверх