Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Шуба Виталий

      Мы встретились вскоре после областной партийной конференции ИРО «Единая Россия» и поэтому не удивительно, что началась наша беседа с ее итогов.
      
       Бои местного значения
      
       Корр: Считаете ли вы естественным фрагментом партийного строительства то, что произошло на конференции, и состав избранных органов отражает реальный расклад сил в региональном отделении?
       Виталий Шуба: В политике всегда присутствует интрига, и в этом смысле противостояние на областной конференции не исключение. Это было видно по обстановке накануне проведения конференции и сам ход ее ведения. Что касается избрания в политсовет, то здесь произошла ротация. Мне думается, что политсовет усилился в виду того, что в него вошли члены партии, которые имеют собственную позицию и мало подвержены каким-то влияниям политических сил или отдельных финансово-промышленных групп.
       Корр: А зачем избрали такой орган как президиум? Это опять стремление закрыться и уже от своих?
       Виталий Шуба: На первый взгляд может показаться, что присутствует некий административный ресурс, потому что норма Устава, действительно, не предусматривает президиума политсовета. Но это желание региональной организации иметь мобильный орган, который по поручению политсовета обсуждает текущие вопросы, требующие оперативного разрешения. Но решения все равно должны приниматься только легитимным органом, то есть политсоветом или конференцией. В этом смысле в правовом поле реальными полномочиями и властью обладает, конечно же, региональный политсовет.
       Корр: В последние десять дней перед конференцией проходила острая борьба за состав политсовета, президиума, кандидатуры секретаря, его заместителей, которая показала конфликт между региональной властью и партией власти. В свое время руководители регионов оказывали помощь в становлении региональных отделений партии. Сегодня «Единая Россия» закрепилась в верхних эшелонах страны и получила поддержку главы государства. У вас не создается впечатления, что губернаторам ненавязчиво дают понять, что они должны отойти от партийной жизни и заняться хозяйственной деятельностью?
       Виталий Шуба: Видимо, так и должно быть. У всех участников этого процесса были свои задачи. Партия в лице регионального отделения решала задачу быть состоятельной и, действительно, реальной политической силой. Понятно и желание администрации области получить дополнительный ресурс для решения вопросов, связанные с политикой и экономикой на территории региона и на принятие решений на федеральном уровне. Но партия у нас всероссийская. У нее есть своя программа, цели и задачи. И все действия должны происходить рамках целей и задач, которые решает партия.
       Корр: И если главы регионов работают с партией власти, то их программы должны встраиваться в программу партии?
       Виталий Шуба: Я бы сказал должны совпадать. Если в становлении партии, формировании региональных структур политические взгляды губернатора совпадали с идеями, которые несет партия, то естественно они становились союзниками. Там, где совпадения взглядов не наблюдалось, у нас ведь есть «красные регионы» или губернатору ближе «левые» взгляды, то региональные отделения формировались самостоятельно.
      
       Был ли недоволен президент?
      
       Корр: Президент вроде бы был разочарован результатами выборов. И хотя партия власти одержала сокрушительную победу, он заявил, что жалеет о том, что «правые» не прошли. Но дальнейшие действия показывают обратное. Партия власти все больше и больше захватывает свободные ниши. Не от лукавого ли эти «сожаления»?
       Виталий Шуба: Мне не нравится термин «партия власти». Я представляю себе партию власти, когда ее представляют глава государства, законодательная и исполнительная власть. Можно привести примеры США, Германии, но у нас этого сегодня нет. Сегодня партия «Единая Россия» имеет большинство только в Государственной Думе, своих представителей в сформированном правительстве Российском Федерации. Это вице-премьер Жуков, министры Гордеев и Шойгу. Вот и весь партийный ресурс, который присутствует в правительстве. Так что называть «Единую Россию» партией власти, наверное, не правильно. Действительно, сегодня идет более тесная работа с исполнительной властью, и принимаются более согласованные решения.
       Что касается разочарования президента, то я понимаю его высказывания следующим образом. Он придерживается демократического развития в России, считает, что у нас должна быть многопартийность и весь спектр политических сил представлен, прежде всего, в парламенте. Действительно, справа у нас никого нет, и это вызывает разочарование. Но я думаю, это проблема не президента, а тех, кто проводил либеральные идеи. Они не смогли грамотно и понятно провести свою выборную кампанию, не сумели консолидировать на правом фланге все политические силы, и по этой причине не смогли получить свое представительство в Государственной Думе. Я тоже разочарован этим.
      
       От диктатуры к диктатуре?
      
       Корр: Насколько я знаю, вы все время сторонились участия в каких бы то ни было политических партиях и вдруг вступили в «Единую Россию». Что случилось, изменились взгляды на партийную деятельность или эта партия показалась симпатичной?
       Виталий Шуба: Меняется общество, законодательство. За последние четыре года мы приняли ряд законов, в том числе закон о политических партиях, которые говорят, что необходимо и политически определиться для того, чтобы быть депутатом Государственной Думы. Более того, были радикальные предложения о том, что нельзя участвовать в выборах не связав себя с какой-то политической силой. Если говорить о симпатиях, то никогда мне не нравились крайности, что слева «отнять и разделить», что справа «отнять и направить на обогащение узкого круга людей». Поэтому я готов поддержать хорошие идеи, как справа, так и слева. Выбор пал на партию «Единая Россия», которая была образована тремя политическими организациями – «Вся Россия», «Единство» и «Отечество». Я стоял у истоков движения «Вся Россия», которое создавали регионы. Оно должно было через свое представительство в государственной Думе решать проблемы регионов.
       Корр: Как-то в СМИ прошло сообщение о том, что региональное отделение партии «Единая Россия» будет выдвигать своих кандидатов в депутаты Законодательного собрания во всех избирательных округах. Означает ли это, что ваша партия, декларируя демократию, все же будет стремиться к монополизации власти?
       Виталий Шуба: Я полагаю, что любая политическая партия, которая ставит себе целью прийти к власти и реально влиять на политические процессы, на экономику, на развитие социальной сфера, конечно должна участвовать во всех выборных кампаниях и стремиться к получению максимального результата. При этом на политическом поле должны быть все политические силы, которые участвуют в борьбе за депутатские мандаты. Вполне естественно, что партия «Единая Россия» поставила себе цель участвовать и победить в выборах, что возможно только максимально подняв планку. Понятно, что будут и партийный список и кандидаты по всем избирательным округам.
       Корр: В конечном итоге все опять может прийти к единой воле только одной партии, а остальные окажутся просто декорацией. Вы не чувствуете в этом опасность?
       Виталий Шуба: Если это состоится, то искренне буду сожалеть. Одной политической силы не должно быть. Надо понимать, что у нас разнополярно думает и население. Не хотелось бы монополии на власть, потому что у нас это уже было и результат известен.
       Корр: Тем не менее, после декабрьских выборов, сколько бы представители партии власти не говорили о демократии, верится в это с трудом. Мы же понимаем, что келейный плюрализм, это всего лишь «фиговый листочек» управляемой демократии. Не считаете ли вы возможным хотя бы искусственно разделить фракцию «Единой России» в Государственной Думе, например, на «левое» и «правое» крыло, чтобы было хоть какое-то поле для дискуссий?
       Виталий Шуба: Коль уж партия «Единая Россия» имеет конституционное большинство, не нужно устраивать искусственное деление. Но внутрипартийная дискуссия должна быть самой жаркой. И предложения правительства в виде законодательных инициатив должны подвергаться широкому обсуждению внутри партии и только после этого приниматься решения о поддержке. Например, законодательная инициатива правительства по запрету на проведение массовых акций, была заявлена еще в прошлом году. Дума приняла этот закон в первом чтении. В прессе живо дискутируется тема, даются оценки вплоть до того, что это конец демократии и произошло это, потому что единогласно проголосовали представители «Единой России». Но мы его приняли только в первом чтении. Во втором чтении лично я буду поддерживать норму уведомительного характера, которая демократизирует закон и не ущемляет права и свободы граждан, гарантированные Конституцией.
       Корр: К вопросу о жарких внутрипартийных дискуссиях. Вы во всем согласны со своими коллегами по партии и с решениями самой партией там, где принимается какое-то официальное решение?
       Виталий Шуба: Я высказываю собственное мнение и свое отношение к обсуждаемому вопросу. Если не согласен, то участвую в дискуссии и ищу компромисс. Желаю, чтобы в какой-то мере мое предложение было учтено. Довольно часто в кругу профессионалов эти предложения принимаются. Где-то могу сказать, что эти решения не поддерживаю и прошу, чтобы мне дали возможность не голосовать консолидировано. Но пока таких острых вопросов не возникало.
      
       Нужно ли нравиться друг другу?
      
       Корр: У политиков и журналистов существует взаимная подозрительность, потому что журналисты не знают, почему политик так себя ведет, а политик не знает, как поведет себя журналист после того или иного события, встречи, интервью. На прошедшую партийную конференцию «Единой России» не пустили журналистов, хотя это открытое мероприятие. Так что же вас как политика сегодня не устраивает в СМИ и в журналистах?
       Виталий Шуба: Я придерживаюсь следующего принципа. С представителями средств массовой информации и с самими СМИ не нужно бороться. Нужно искать пути взаимного сотрудничества. Конечно, политику может не нравиться позиция того или иного журналиста или издания, но у него есть свое представление или комментарий к той или иной проблеме или событию. У каждого из нас может быть свое субъективное мнение. Пожалуйста, пусть представляет и дает свою интерпретацию и политик и журналист. Нередко у журналистов оказывается недостаточно информации, и они делают выводы из имеющейся фактуры, что не всегда оказывается объективным. Кроме этого, хотелось бы, чтобы журналисты учитывали мнение не только своих учредителей, но и многообразие мнений общества и выдавали все это консолидировано. Это может не совпадать с тем, что говорит политик, но присутствовать должно.
      
       Ее не знают даже в лицо
      
       Корр: Однажды президент сказал, что законы должны исполняться. Наверное, время от времени такие слова должны произноситься, но должны ли законы исполняться безусловно или их можно нарушать в исключительных случаях и учитывая то, что это «не совсем важный закон», или даже потому что «это же президент, губернатор, депутат…»?
       Виталий Шуба: Законы должны исполняться и никакой двусмысленности в этом быть не может!
       Корр: Попытки борьбы с коррупцией ведутся во многих странах. В одних более успешно, в других – менее. В этом наша страна не является исключением. Правительство или президент время от времени объявляют очередную кампанию, которая каждый раз начинается под барабанный бой и заканчивается тихим конфузом. Я понимаю, что без юмора относиться к таким кампаниям нельзя. Помню, как в далекие советские времена руководство, кому-то поручало выступать, и при этом говорило, «немного нас покритикуешь, но только смотри, не зарывайся». То есть были определенные правила игры. Цирк, одним словом. Вот и здесь похоже на то, что все эти кампании по борьбе с «оборотнями» просто шапито. Каждый играет отведенную роль строго в рамках правил игры, и никто не зарывается. Общество и СМИ, каждый раз на весь этот спектакль смотрят с надеждой, но потом выясняется, что их опять обманули. А может быть не стоит притворяться и просто похоронить еще одну надежду или бороться с коррупцией тихо?
       Виталий Шуба: Я согласен с тем, что это не должна быть PR-акция. Борьбу нужно вести и общество должно быть информировано. Но не говорить о каких-то заслугах, не акцентировать постоянно внимание на конкретном случае, то ли это борьба с «оборотнями» в погонах, то ли борьба с олигархами. В области борьбы с коррупцией должна быть четкая и внятная политика, которая проводится властью. Нужно использовать все инструменты, которые есть у власти. Законодательное обеспечение практически всё имеется, но необходимо принять закон о борьбе с коррупцией и внятно прописать, что такое коррупция. Тогда будет понятно, с чем начинать бороться. Правда, слово «борьба» мне не очень нравится. Это, в общем-то, обязанность власти исполнять функции, возложенные на нее Конституцией и законодательством то ли федеральным, то ли региональным. Их нарушение и ведет к коррупции. Инструменты борьбы с ней пробовались различные. Пытались ставить заслон проникновению коррупции через снижение финансирования госаппарата. Почему-то считалось, что если меньше давать на содержание чиновников, то их станет меньше, а значит меньше тех, кто будет подвержен коррупции, но это никак не влияло. Снижаем финансирование, а чиновников меньше не становится. Поэтому, на мой взгляд, сегодня принято совершенно правильное решение провести административную реформу, которая заключается не в сокращении госаппарата - он должен сократиться за счет сокращения госфункций. Государство слишком много регулирует вопросы, которые того не требуют.
       Корр: Не совсем понятно, что это могут за быть лишние государственные функции?
       Виталий Шуба: Например, я знаю случай, когда в одном регионе требовалось построить новое здание федеральному ведомству. Руководителю этого подразделения только для того, чтобы получить согласование на проектирование площадки потребовалось собрать 28 виз, на что ушло более года. Затем, чтобы ввести здание в эксплуатацию потребовалось еще несколько десятков подписей. Россиянин, чтобы получить, например, разрешение заниматься бизнесом, замучается ходить по кругу и давать взятки. Поэтому нужно убрать лишние надуманные и дублирующие функции. Главное в административной реформе, это снижение государственного влияния на принятие такого рода решений. Тогда-то и появятся незагруженные чиновники, которых нужно сокращать. У нас, видимо, в виду отсутствия времени, процесс пошел параллельно – сокращение и государственных функций и резкое сокращение аппарата.
       Следующее направление, на которое необходимо обратить внимание, это работа правоохранительных органов и органов, обеспечивающих безопасность государства – ФСБ, СВР, ГРУ. Здесь необходимо улучшить их структуры и финансирование. При этом спецслужбы, на мой взгляд, не стоит все время подвергать реформированию именно из-за специфики их работы, в которой опыт, агентурная сеть и другие особенности отстраиваются десятилетиями. Могу сказать, что финансирование этих структур в 2004 году три раза возросло по сравнению с 2000 годом, хотя инфляция настолько не увеличилась. Так что реально идет улучшение финансирования. Вот всего несколько направлений, которые дают возможность реально бороться с коррупцией – законодательное обеспечение, административная реформа и поддержка служб специального назначения.
      
       А света в конце тоннеля так и не видно
      
       Корр: Сколько помню все эти демократические выборы, столько и звучат утверждения кандидатов о необходимости создания условий для достойной жизни людей. Больше десяти лет прошло с тех пор, как расстреляли республиканский парламент для того, чтобы эту самую достойную жизнь обеспечить. Четыре года назад победило пропрезидентское «Единство», в конце прошлого года – партия «Единая Россия», в марте избран президентом страны Владимир Путин. Народ живет надеждами. И сколько ждать «простым смертным» условий для достойной жизни без всяких «когда общество осознает, когда народ поймет» и так далее?
       Виталий Шуба: Однозначного рецепта улучшения жизни россиян нет. На выборах 1999 года победило пропрезидентское «Единство». Тем не менее, в парламенте не было его большинства. Надо понимать, что кроме законодательной есть исполнительная и судебная ветви власти. Какое улучшение, если исполнительная власть, не имея амбициозных планов, не предлагает парламенту пакет законов, которые бы обеспечили законодательную поддержку или подкрепление инициатив, заявляемых правительством. Я думаю, что у нынешнего состава парламента и правительства шансов для согласия больше. Есть возможность реализовать и меры, предлагаемые правительством по росту экономики.
       Мы понимаем, что без роста экономики невозможно улучшить положение в социальной сфере - делить нечего. Надо зарабатывать. Президент поставил задачу удвоить ВВП. Цель правильная. Она и не новая. Такая задача ставилась в Японии несколько десятилетий назад, в Китае - недавно. Там достигали этой цели реально, и мы видим, что государство выходит из состояния, с низким социальным уровнем жизни населения. Удвоение ВВП нужно понимать, как улучшение экономики. У нас вроде бы и нет серьезных проблем удвоить ВВП - помогает внешняя конъюнктура, цены на энергоносители. Если тенденция сохраняется, то мы по инерции выйдем на удвоение ВВП к 2010 году. Но с этим подходом нельзя согласиться, потому что мы зависим от внешних факторов, при изменении которых теряется положительная динамика. Нам необходимо провести структурную реформу в экономике, снизить зависимость нашего экспорта сырьевых ресурсов и поднимать другие секторы экономики. Это можно сделать через налоговую реформу и реформу таможенного законодательства, что уже делается. Разгружая товаропроизводителя от налогового бремени, мы позволяем секторам экономики, которые работают на внутренний спрос и способны экспортировать продукцию, наращивать производство. Тогда решается задача удвоения валового внутреннего продукта и проблема увеличения доходов во все уровни бюджета. Другого не дано.
      
       Дающий считает, что дает много, а получающий – мало
      
       Корр: Где-то я слышал, что Советский Союз развалился из-за неэффективной экономики, технологической отсталости и желания правящей элиты жить еще лучше. Но вот уничтожена социалистическая страна, которая жила за счет дешевой рабочей силы и природных ресурсов. Теперь мы живем в демократической стране, которая живет… за счет дешевой рабочей силы и природных ресурсов. То есть вернулись туда же откуда пришли и плюс все та же правящая элита, которая хочет жить лучше. А все эти страшилки о «коммунистической угрозе» и «страшном светлом прошлом» просто блуд политиков – как будто сегодня иначе. Такое ощущение, что над нами, какое-то проклятие висит. У нашего народа другого выхода нет, кроме как прозябать в нищете, или все зависит от распределения благ и ресурсов?
       Виталий Шуба: Можно, конечно, вернуться на полтора десятилетия назад и поискать причины развала Советского Союза. Я не ностальгирую, но сожалею, что это произошло. Мощное государство в определенный период стало неэффективно управляться. Когда нужно было перейти от жесткого авторитарного управления к демократическим принципам, мы не смогли это сделать. Да и делали неумело.
       Одна из причин в том, что партийная верхушка оторвалась от фундамента, на котором была создана, оторвалась от народа, не понимая, как живет население. Не хотелось бы, чтобы это повторилось, потому что у нас сегодня совершенно другое общество. Есть и государственная верхушка, и олигархическая часть общества. Тот есть это те, люди, которые в ходе так называемых реформ получили часть всенародной собственности и воспользовались результатами труда, получаемого на площадях и ресурсах принадлежавших всем. Раньше все это работало, в том числе и на общество. Откровения, которые посылаются нам из «матросской тишины», я думаю, выстраданы или происходит осознание. Нам нужна консолидация в обществе и главная цель в том, чтобы людям стало жить лучше. Не за счет перераспределения материальных благ, а за счет их создания.
       Корр: Вопрос в продолжение этой же темы. Он касается приватизации стратегических предприятий и даже целых отраслей. Дело в том, что все люди хотят жить хорошо, всё вроде бы сделано по закону и всё плохо. Мне приходилось, как-то слышать, что спекуляции о восстановлении социальной справедливости по итогам приватизации должны быть прекращены. Поезд ушел. Кто опоздал, тот не прав и поэтому никакого пересмотра итогов приватизации быть не может. Я понимаю, что приватизация уже свершившееся дело, предприятия в частной собственности, и отнимать их никто не будет, потому что «экспроприацию экспроприаторов» наша страна тоже проходила.
       И все же давайте ясно и внятно ответим на вопрос, который беспокоит представителей бизнеса. Будет ли проводиться национализация, под каким угодно соусом или деловой мир может спать спокойно?
       Виталий Шуба: Конечно, с позиции сегодняшнего дня гораздо легче говорить о решениях, которые принимались в начале 90-х годов. И говорить можно очень критично и подвергать серьезным сомнениям, и многое было сделано неправильно в тот период, но это было сделано. На тот период действовали законы, а там, где не было законов в соответствии с Конституцией РФ действовало указное право, когда президент указами заполнял те ниши в законодательстве, которые не заполнены соответствующими федеральными законами. Состоялся процесс появления частной собственности в рамках того законодательства процесс состоялся и ревизировать это нельзя. Если мы начнем ревизировать, то не будет доверия к нашему государству. Но если были нарушения в рамках даже того несовершенного законодательства, то в этих случаях собственность необходимо возвращать государству.
       Корр: А имеет ли смысл продолжать приватизацию оставшихся государственных предприятий?
       Виталий Шуба: Я считаю, что это не должно быть самоцелью. Если государство в каких-то отраслях является эффективным собственником и тем более в стратегических для страны отраслях, государство должно оставаться. Примеров очень много и в Западной Европе, в США и других странах, где государство остается эффективным собственником во многих отраслях. Не нужно ставить приоритетной задачей избавление государства от своей собственности. Но если государство расстается с собственностью, то сегодня в условиях рынка нужно продавать не по бросовой, а по максимально эффективной цене. И вопрос продажи государственной собственности должен решаться не в узком кругу лиц, когда-то получивших первоначальный капитал за счет скупки ваучеров за бесценок и приобретения на них фабрик, заводов, крупных производственных комплексов.
       Корр: Мое представление об отношениях государства и бизнеса – агрессия и страх, беспомощность и лукавство, беспринципность и мошенничество. Каким, по-вашему, должен быть российский бизнес?
       Виталий Шуба: Прежде всего, он должен платить налоги и не искать возможности ухода от их уплаты, отказаться даже от мысли их оптимизации. В России деловые люди очень изобретательны. Немецкий бизнесмен не пойдет по этому пути, даже если видит лазейку, потому что это осуждается и в бизнес кругах и в обществе и властью. Как пример можно привести 2002 г. и первую половину 2003 года, когда через внутренние оффшоры было не уплачено налогов на сумму 42 млрд. рублей - два консолидированных бюджета Иркутской области. Это было сделано через Чукотку, Калмыкию и Мордовию. И в этом упражнялись небедные компании – Сибнефть, Юкос… Еще раньше налоги уводились через закрытые административно-территориальные деления. От этого тоже необходимо отказаться раз и навсегда. В России налоговая нагрузка одна из самых низких в мире, а нам предлагают ее еще снизить.
       Кроме этого, бизнес должен быть более ответственным перед теми людьми, которые дали возможность появиться этому бизнесу. Сегодня, когда более трети населения живет в нищете, а кто-то имеет миллиардные состояния. Я считаю, что это просто барство иметь персональные самолеты, автомобили, охраны, шикарные офисы. Менеджеры в советской эпохе имели максимальный оклад в 350 рублей и к ним различные надбавки. Были и определенные льготы – где отдыхать, когда, какая машина встречает, в какой гостинице останавливаться. Сегодня все это просто деформировано.
       В Иркутской области крупные компании, которые имеют офисы, как правило, в столице нашей Родины уплачивают налоги по месту нахождения головного офиса. При этом посадили на сметное финансирование крупные самодостаточные предприятия и оптимизировали уплату налогов на территории. Но эту проблему уже должна решать региональная власть.
       Необходимо учитывать и то, что государство взвалило на себя обеспечение всей социальной сферы, которая раньше была на плечах предприятий. То есть бизнес разгружен и от этого бремени. И когда новые собственники утверждают, что они такие эффективные менеджеры и так здорово работают, а государство покушается на прибыль этих компаний, то они лукавят, потому что им постоянно создают условия. В этих случаях нужно помнить слова бывшего министра финансов – делиться надо. Не нужны бизнесменам эскадрильи персональных самолетов, полчища охранников и другие немыслимые блага, направленные на обеспечение потребностей ограниченного круга людей. Ряд компаний работают только на внешний рынок, при этом имея один из самых низких налоговых прессов, самую дешевую рабочую силу и природные ресурсы.
       Сейчас часто говорится о социальной ответственности бизнеса. Я так понимаю, что есть федеральные и региональные программы, которые необходимо реализовывать для снижения уровня бедности, чтобы улучшить социальный климат в обществе. Участвовать собственными прибылями в реализации этих мероприятий. Не на самопиар направлять деньги, не на праздничные хлопушки, а реально участвовать в финансировании социально не обеспеченных слоев населения.
       Корр: Но главная цель в бизнесе, это максимальное получение прибыли при минимальных затратах. То же Иркутскэнерго при Советской власти ежемесячно защищало в Москве расходы на будущий месяц, а вся прибыль уходила в бюджет. Теперь новые собственники всю прибыль оставляют себе, социалку сбросили и платят только налоги, да и те пытаются укрыть. Даже представить себе не могу, что капиталист захочет быть социально ответственным. Ему можно только поставить условия, например, рента социальной компенсации.
       Виталий Шуба: Рентные платежи присутствуют. Государство может зарегулировать их налогами. Мы говорим, что снижаем налоговое бремя для того, чтобы развивалось производство, чтобы подтянуть не конкурентоспособные отрасли на качественно новый уровень. Введение дополнительного налога ставит крест на росте экономики. Бизнес должен понять, что государство может вернуться к этим административным рычагам регулирования экономики, вводить специальные налоги, чтобы снимать сверхприбыль. Бизнес должен развиваться, платить достойную зарплату. Чтобы продавая по мировым ценам продукцию, собственники не выплачивали заработную плату по социалистическим нормам. Заработная плата облагается налогом, а подоходный налог в Иркутской области составляет более 40% бюджета. Если растет заработная плата, то растет и доходная часть бюджета, которую региональная власть может направить на решение социальных проблем.
       Если бизнес не пойдет по этому пути, значит, нет у нас партнерства. Тогда государство будет вынуждено заставить его и включить административные рычаги.
       Корр: Появится ли в повестке дня Государственной Думы и правительства программа развития ветки БАМ или опять все оставили «до лучших времен»?
       Виталий Шуба: Можно принимать искусственные решения, но они будут недейственны. Необходимо создавать условия, чтобы закипела жизнь вдоль магистрали. Я полагаю, что политика, которая проводится сегодня государством и вовлечение в освоение месторождений в Читинской области, Бурятии, Иркутской области, Республике САХА (Якутия) позволят развиваться и Байкало-Амурской магистрали. В том числе и на территории нашей области. Это освоение Ковыктинского и Верхнечонского месторождений. Ну, а затем уже Удоканское месторождение и так далее.
      
       Китайцы идут на Запад
      
       Корр: В последние десять лет все чаще обсуждается тема китайской угрозы. Их в нашей стране становится все больше в результате миграции. Такое ощущение, что еще чуть-чуть, и они просто хлынут к нам. Считаете ли «китайскую угрозу» реальностью?
       Виталий Шуба: Я бы расширил рамки территорий, несколько смягчил определение и сказал, что существует опасность ассимиляции коренного населения. Эта опасность существует не только в России, но и в Европе. Я на протяжении шести лет был представителем России в парламентской Ассамблее Совета Европы. И парламентарии, которые представляли европейские страны, постоянно поднимали эту тему. Пока же закон о гражданстве РФ у нас принят. Поначалу даже перегнули палку, а затем смягчили условия получения гражданства нашими соотечественниками, когда страна называлась СССР. Мы должны активно включить этот людской потенциал. Конечно, нужно укреплять границы. Привлечение иностранной рабочей силы также регулируется законом и региональные власти неукоснительно должны его исполнять. Конечно, властям нужно более жестко поступать с нелегальной миграцией на нашей территории. Это мы наблюдаем повсеместно, а не только на Дальнем Востоке. Должны нести ответственность те предприниматели, которые незаконно привлекают иностранную рабочую силу.
      
       Могу, значит, обязан
      
       Корр: Во втором и третьем созыве вас стали чаще видеть жители всей области, а в первом созыве вы больше были связаны с Братском. Вы скорректировали свои планы?
       Виталий Шуба: Я никогда не скрывал, что одним из моих мотивов похода в Государственную Думу в 1993 году было доведение работы, которую я проводил будучи одним из руководителей города. Эта работа была связана с улучшением экологической обстановки в Братске. Я понял, что мы дошли до определенного предела, когда не можем решить местные проблемы, имея только городские или областные рычаги. Необходимо наше представительство в высшем органе власти, чтобы решить, прежде всего, экологические проблемы Братска. В свое время было принято несколько десяткой решений по Братску Центральным Комитетом КПСС, правительствами РСФСР, Советского Союза. Ни одно из них не было реализовано. А вот будучи депутатом Государственной Думы, я добился поддержки и в правительстве и парламенте. Было принято постановление правительства, которое на днях отметит свою десятилетнюю годовщину. 23 апреля 1994 года. Тогда правительство постановлением №376 приняло программу об улучшении санитарно-эпидемиологической обстановке и условий проживания жителей в городе Братске. Но подобные документы принимались и раньше, и ни одно из них не работало, потому что не было финансового обеспечения. Я добился, чтобы ежегодно при принятии бюджета была отдельная строка, которая предусматривала бы выделение средств на мероприятия, которые были утверждены правительством в рамках программы «Экология города Братска». За десять лет моей работы в Государственной Думе на решение этих программ пришло почти два миллиарда рублей.
      
       Программа закончилась, не все мероприятия были профинансированы в полном объеме. Это произошло из-за того, что городской и областной бюджеты не выполнили своих обязательств. Все сегодня решаемые вопросы финансирования связаны с окончанием строительства ряда социально значимых объектов города Братска. С этим Виталий Шуба шел на выборы. Но избравшись в Государственную Думу от Братского избирательного округа и имея наказы избирателей, он понимал, что необходимо заниматься решением вопросов и в целом Иркутской области. Виталий Шуба решил и провел через федеральный бюджет несколько направлений, связанных с улучшением экологии в Иркутской области. Это финансируется уже на протяжении нескольких лет. Кроме этого В.Шуба добился создания специального бюджетного фонда и финансирования по охране озера Байкал, помогал депутату Машинскому, а потом и Зайцеву, в том числе и в принятии решения по финансированию экологических программ, связанных с оздоровлением населения и территории города Шелехова.
       При непосредственном участии Виталия Шубы запущена серьезная программа по развитию транспортной инфраструктуры в северной части и в целом по всей Иркутской области.
       На протяжении всей работы депутата в Государственной Думе привлечено несколько миллиардов рублей из федерального бюджета на строительство автомобильных дорог в Иркутской области. Строятся автомобильные дороги Таксимо – Бодайбо, Невбиль – Киренск, Усть-Кут – Магистральный, обводная дорога вокруг города Братска, Тайшет – Чуна – Братск, Баяндай – Еланцы, Жигалово - Магистральный. Почему-то выпало из внимания федеральной и региональной власти строительство автомобильной дороги Москва – Иркутск – Владивосток. Заканчиваем строительство дороги в районе Куйтуна, который имел самую отвратительную федеральную дорогу.
       Приступили к строительству Восточно-Сибирского онкологического центра, который в прошлом году получил самый большой объем финансирования из федеральных объектов здравоохранения. В нынешнем году для него же в федеральном бюджете заложено 70 млн. рублей.
       Помог с техническим оснащением современным медицинским оборудованием, диагностическим оборудованием лечебные учреждения города Братска, которые могут обслуживать северные и западные территории области.

      
       Корр: Во время президентских выборов уже было ясно, что в новое правительство пригласят и часть депутатов Государственной Думы. Вот и один из ваших близких соратников Александр Жуков, к примеру, стал вице-премьером. Я хочу сказать, что в политике карьерные устремления все же должны быть, иначе все превращается, наверное, в рутину. А вы все там же и карьерного роста не наблюдается. Вы не попали в обойму?
       Виталий Шуба: Я никогда не был карьеристом и считаю, что не должность определяет человека, когда он берется решать те или иные вопросы. Впервые попав в Государственную Думу и проработав там всего несколько месяцев и не обладая ни связями, ни политическим весом, я сумел провести постановление правительства по Братску. Видимо, нашел те аргументы, которые были восприняты. Убедить с цифрами правительство, Минфин, согласовал с цифрами программы. Обычно в таких случаях дается общая фраза «да, включать в федеральный бюджет». Здесь же была конкретная цифра, что включать и в каких объемах. А потом нужно было всего этого добиваться и при рассмотрении конкретного бюджета. Во второй Думе я занимал должность председателя важного подкомитета по бюджету и бюджетному законодательству и межбюджетным отнош
 
вверх