Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Мирошников Федор

      Судьба Усольского Химфармкомбината последние несколько лет то активно обсуждается в прессе, то надолго уходит в неизвестность. Периодически ему пророчат второе рождение и вновь забывают о нем, умалчивая о тех событиях, которые происходят на некогда крупном и процветающем химическом гиганте. Химфармкомбинат прочно связан в сознании усольчан с именем его прежнего директора, который более пятнадцати лет руководил предприятием. Федор Мирошников известен в Усолье как человек, многие годы игравший в жизни города огромную роль. Имя его было громким в свое время, остается оно известным в связи с недавними событиями и теперь.
       Федор Федорович не коренной сибиряк. Он, как и большинство усольчан, приехал в Сибирь осваивать промышленность. Про таких говорят, что ему с рождения выпали огромные трудности и испытания, пришлось пережить все самое хорошее и самое плохое. Федор Федорович родился в 1941 году в Сталинграде, где вместе с матерью пережил бомбежки, разрушения, голод. Когда вернулся с фронта отец, семья переехала в Закарпатье. Кадрового военного еще несколько раз переводили с места на место - на два года в Москву, потом - в глухое село в Томскую область, потом снова в Сталинград. Школу старший сын Мирошниковых заканчивал уже в родном городе. Всерьез занимался легкой атлетикой, выступал на первенстве Советского Союза. Вместо института физкультуры, о котором мечтал, пришлось пойти в училище - карьере спортсмена помешала серьезная травма. После училища работал на судостроительном заводе. Суда, в строительстве которых он принимал непосредственное участие, до сих пор ходят по Волге.
       После армии вернулся на завод, окончил вечернее отделение института по специальности машинные аппараты химических производств, в 1969 году перевелся инженером на ПО "Каустик". За короткое время стал заместителем начальника цеха, потом перешел в управление. В 1977 году приказом министерства медицинской промышленности был переведен с должности начальника отдела сбыта Волгоградского ПО "Каустик" заместителем директора по коммерческим вопросам на усольский Химфармкомбинат. С 1983 года занимал должность директора крупнейшего в России фармацевтического производства - более 300 наименований химических субстанций, около 50 - готовой продукции. Связи у Химфармкомбината были огромные, 40 процентов всей продукции шло на экспорт. В лучшие времена на Химфарме работало более 3,5 тысячи человек, строились свои дома, детские сады, спортзалы, пионерлагеря, базы отдыха. Подшефными химфарма считались две школы - № 1 и № 5. У Федора Федоровича до сих пор на почетном месте в доме красуется награда - отличник народного просвещения - за активное участие в жизни школ, за помощь и поддержку. Награда дорога воспоминаниями - помогал чем мог и чувствовал себя полезным. Хотя инициатива иногда была и наказуема. Ему ставили в упрек, например, что он как директор оказал городу помощь в 400 миллионов рублей вместо обещанных 600. Тогда в городе начались задержки заработной платы бюджетникам, и Федор Мирошников высказал инициативу на заседании совета народных депутатов выплатить задолженность учителям за счет предприятия. Это не единственный эпизод, когда предприятие своими финансовыми вливаниями облегчало жизнь усольчан, его руководство при каждой возможности шло навстречу города. Мало кто помнит, что за счет Химфармкомбината было обеспечено импортным оборудованием хирургическое отделение ЦРБ. Сейчас собственники крупных усольских предприятий очень далеки от городских проблем, да и в самом городе появляются нечасто.
       А когда-то это был солидный комбинат, с которым считались на мировом рынке. Химфарм выпускал совместно с итальянцами сульфален, существовало несколько выгодных проектов сотрудничества с другими странами. На комбинат постоянно приезжали специалисты из Японии, Италии, Франции, Германии, Болгарии, Индии, Китая. Чтобы ориентироваться на рынке и успешно руководить таким огромным предприятием, подробно знать специфику своей отрасли, приходилось постоянно учиться. Федор Федорович осваивал менеджмент, новые системы управления, передовые методы труда в Японии и в Италии. В Усолье еще не имели представления обо всем этом. Все, что мог, что было приемлемо, директор комбината применял на практике. Предприятие много лет процветало под его руководством, было воплощено в жизнь множество проектов.
       Но полученные знания не спасли во время обвала производства. Комбинат был жестко связан технологической цепочкой со многими предприятиями России. Общее состояние промышленности моментально упаднически отразилось и на усольском комбинате.
       Одновременно, в 1994 году, Федору Федоровичу пришлось впервые покинуть предприятие из-за резкого ухудшения здоровья. Под угрозой находилась его жизнь, рушилось сложившееся на предприятии благополучие, которому эта жизнь была посвящена. За год пришлось перенести две сложнейшие операции и полностью отойти от дел. Когда силы постепенно вернулись, Федор Мирошников открыл в Иркутске свою фармацевтическую фирму, успешно работал. А через пять лет неожиданно для всех оставил процветающий бизнес и вернулся на прежнюю должность со своим новым бизнес-проектом.
       - Федор Федорович, что Вас заставило тогда вернуться? На предприятии все связи были разорваны, в стране не было потребности в лекарственных субстанциях. Руководство завода менялось несколько раз в течение пяти лет. Директора или не были специалистами соответствующего профиля, или имели очень скромный опыт руководства. Коллектив ходил на работу, но продукцию не выпускал, недовольство росло, производство падало. Почему Вы оставили отлаженный бизнес и вернулись на предприятие, которое переживало времена кризиса?
       - Вы же видели письма...
       - Да, Ваши работники начали активно атаковать областную администрация, собирать подписи в поддержку решения о Вашем возвращении на комбинат. Это основная причина?
       - Люди мне доверяли, и это главное. Когда передо мной поставили условия - вернуться или остаться в фирме, я выбрал первое. В 1999 году, когда я вернулся, работали 870 человек, продукции производили на 4 млн. рублей в год. Мы стали наращивать обороты, в 2001 выпустили продукции на 64 млн. рублей, 2002 - на 75млн. Но эти пять лет, что меня не было, были безвозвратно потеряны для предприятия - разорваны связи, нарушена целостность производства.
       - Как Вы относитесь к обвинениям в Ваш адрес в развале комбината?
       - Кто меня знает, тот с этим не согласится. Я сделал все, что было возможно и невозможно. Мало кто владеет ситуацией по этому вопросу. На фарме менялось руководство, в стране менялись министерства, серьезно фармацевтикой никто не занимался, все отечественное производство было в упадке. Наш комбинат строго ориентирован на производство субстанций. Если бы мы смогли перейти на выпуск готовой продукции, мы бы выжили. Был разработан проект, но требовались огромные средства. Сейчас, чтобы наладить выпуск готовых лекарственных форм, проще построить новые цеха, чем переоборудовать старые. Во-первых, у нас тогда не было подходящих помещений. Последнее здание на фарме было построено в 1985 году, остальные в силу своего износа и технологических особенностей для этого не подходили. Во-вторых, нам необходимы были финансовые вливания. Даже используя существующие возможности, мы не могли бы переориентироваться на новое производство без инвестиций. Тогда я привозил на комбинат депутатов всех уровней, представителей областной администрации, водил по цехам губернатора. Все понимали нашу ситуацию, все обещали помочь. Даже сумма была обещана - 20 миллионов рублей. Но она осталась только на бумаге, мы ее так и не получили. Инфляция съела и эти деньги, комбинат остался без обещанной помощи, с огромными долгами. Как и многие фармацевтические комбинаты в стране, химфарм встал, как снежный ком начали расти долги по налогам и заработной плате. В стране не было потребности в субстанциях, рынки наводнили импортные аналоги, которые по цене на порядок превышали наши, отечественные препараты. Врачи стали забывать, что существуют российские лекарства, которые по качеству порой превосходят импортные. Единственным выходом тогда было банкротство. Фирму "Фаэтон" я сам нашел в Москве, а внешнего управляющего они предложили своего. Какое-то время я поработал исполняющим директора, потом они нашли своего человека. Еще год я числился в главных советниках, потом в конце концов ушел. Сейчас на комбинат пришли новые люди. Кто - не знаю, одни догадки. Какие у них планы, какие перспективы - неизвестно. Дирекция живет то ли в Москве, то в Петербурге, управляет оттуда и рисует радужные планы. Сейчас у них есть какие-то подвижки по выпуску продукции, но революции не произошло, больших изменений нет.
      
       По поводу будущего своего предприятия Федор Мирошников с сожалением констатирует - никакой большой химии не будет. Федору Мирошникову в свое время предлагали перейти на другую должность, была перспектива дальнейшего карьерного роста, можно было покинуть далекий сибирский городок. Но тогда говорили - держись за трубу, и ты выживешь. И держался, но не для того, чтобы выжить, а ради самого комбината, с которым безотрывно связана самая трудная и самая лучшая часть жизни. Вместо того, чтобы поехать на запад, как многие коллеги и друзья, пустил корни в Усолье, отстроил дом. Связывает с этим городом и самое жестокое испытание - потеря сына. Что такое наркомания, Федор Мирошников узнал на своей семье, на своем самом близком человеке. Сейчас он воспитывает 12-летнюю внучку Дашу, которая осталась сиротой после смерти родителей.
       По местным меркам Мирошниковы живут во дворце, по иркутским - в обычном кирпичном доме с "удобствами". Последние полтора года Федор Федорович занимается семьей, домом. Его дочь с зятем первыми открыли в Усолье сеть круглосуточных аптек, которые пришлись усольчанам по вкусу - прежде в выходные в стотысячном городе в дневное время работала только одна дежурная аптека. Теперь все необходимые препараты можно всегда приобрести в аптеках "Альба". Федор Федорович живет при семье дочери, в отдельном небольшом флигеле, его нередко можно встретить на улице или в трамвае. Прежние работники узнают его, непременно здороваются и подходят поговорить. Такое внимание не удивляет бывшего директора: и в прежние времена двери его кабинета были всегда открыты. Любой из рабочих мог зайти и обратиться со своей проблемой или просьбой.
       Потребность внести свой вклад в жизнь города, чувствовать себя по-прежнему полезным и востребованным толкнула Федора Мирошникова окунуться в местную политическую жизнь. Недавно его зарегистрировали кандидатом в депутаты городской Думы. Баллотироваться Мирошников стал по тому округу, где живут его работники, несмотря на то, что перед многими из них комбинат остался в должниках, "простив" долги по зарплате. К директору у работяг претензий нет. Сейчас он рядовой пенсионер с обычной пенсией в две тысячи рублей и незаурядной базой накопленных знаний и опыта.
       Такие выборы для Мирошникова будут проходить впервые - Дума стала другой, с новыми возможностями и полномочиями, изменились условия самих выборов, появилась большая конкуренция. Прежде в совете народных депутатов города заседали 64 депутата и в основном решали мелкие бытовые проблемы граждан. Четыре созыва решал проблемы усольчан и депутат Мирошников. Так что работа в Думе для него не нова. В непривычном для себя амплуа Федор Федорович выступил на общественном поприще, став членом совета городской общественной организации "Наш город". Ее цели довольно обширные и сводятся к улучшению жизни города. Вне зависимости от результатов выборов Федор Мирошников намерен на этом поприще добиться существенных результатов, как и в любом другом деле, за которое бы он ни брался.
      
       Татьяна Храмцова
 
вверх