Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Параничев Юрий

      Юрий Владимирович Параничев родился в 1964 году в городе Чебаркуле Челябинской области. В 1987 году закончил Донецкое высшее военно-политическое училище им. Епишева, в 1994 году - Уральский филиал Академии государственной службы при Президенте РФ. Работал начальником отдела коммунального хозяйства администрации Советского района Челябинска, после - первым заместителем главы администрации Советского района. Затем был назначен на должность начальника управления жилищно-коммунального хозяйства города, в августе 2003 года стал главой Тракторозаводского района Челябинска. 20 декабря 2005 года утверждён в должности первого заместителя главы администрации Иркутской области.
      
       Если в номинации главное событие Иркутской области в 2005 году однозначно победит назначение губернатором Приангарья Александра Тишанина, то как самое радикальное кадровое решение редакция "Конкурента" отметила бы назначение первым заместителем главы областной администрации Юрия Параничева. Руководитель Тракторозаводского района города Челябинска появился в середине сентября почти из ниоткуда. И едва не ушёл в никуда после того, как депутаты Законодательного собрания на сентябрьской сессии проголосовали против его кандидатуры. Но он не уехал из Иркутска, став и.о. первого зама. А в декабре после повторного голосования приставка и.о. исчезла и остался только первый заместитель главы администрации Юрий Параничев. Корреспондент Димитрий Еловский пытался понять, что за человек стал правой рукой иркутского губернатора.
       Первое, на что обращаешь внимание, когда общаешься с Юрием Параничевым, - его подчёркнутая интеллигентность по отношению к собеседнику. Он не брезгует крепкими выражениями, но ни разу я не почувствовал негативного отношения к себе. Параничев производит впечатление человека мягкого и, может даже, немного нерешительного. Какого-то романтика, что ли?
      
       Нереализованный романтик
      
       - У вас два образования, и одно из них - высшее военное политическое. Мы с коллегами в редакции сидели и думали, что это достаточно нестандартное образование для чиновника.
       - Действительно, у многих нынешних руководителей образование техническое. С политическим я тут редко встречаю людей. Просто так сложилась моя жизнь, что я пошёл именно в военное училище. Дело в том, что сразу после школы я поступал в Челябинский государственный университет на исторический факультет в надежде стать археологом. Но на факультете не оказалось этой специализации, а работать просто учителем истории и обществоведения мне не хотелось.
       - А почему именно археология? Мечта детства?
       - Да. Романтика, жажда приключений. В детстве смотрел и очень много читал книг о приключениях, фантастику. Ещё мне нравились милицейские детективы с погонями за преступниками, расследованиями. Поэтому, когда не поступил на истфак, решил попробовать юридический институт в Свердловске, очень хотел стать инспектором уголовного розыска. Думал, что буду ловить преступников, раскрывать громкие дела. Но для поступления необходимо было иметь стаж работы. Я пошёл к знакомому следователю, чтобы иметь представление о специфике работы. Он завёл меня в кабинет и показал шкаф. В одном его отделении была небольшая стопка - раскрытые дела. А в другом - огромная куча папок: это было то, что не раскрыли. Я когда увидел, что следователи больше занимаются бумажной работой, то у меня всё желание пропало на юридический поступать.
       - Вся романтика тут же и исчезла?
       - Да. Надо было идти работать. Мыслей у меня на этот счёт никаких не было. Поэтому я взял справочник и стал его листать. Наткнулся на Уральский Всесоюзный научно-исследовательский институт абразивов и шлифования и пошёл туда работать. Не могу сказать, что это было моё призвание. Когда наступила весна, я ушёл в геологоразведку. Решил, что хоть и не археологом, но всё же в экспедицию. В геологическом отряде я работал простым разнорабочим. Таскал аккумуляторные батареи, делал дырки коловоротом в земле. Когда мне исполнилось восемнадцать, меня призвали в армию. Мне казалось, что военная служба мне тоже интересна. Хотя это был 1982 год и негатива было хоть отбавляй...
       Правда, вся видимая нерешительность с Юрия Параничева исчезает на работе. Однажды на планёрке, на стройке Восточно-Сибирского онкоцентра, довелось наблюдать его в беседе с одним из подрядчиков. Вопросы были односложные, точные, требующие ответа "да", "нет", "не знаю". Больше это напоминало допрос...
      
       Принципиальный замполит
      
       - Дедовщина в армии тогда уже была?
       - Конечно была. После "учебки", когда меня перевели в полк, я написал рапорт с просьбой отправить меня в Донецк в политическое училище. Оно специализируется на связи, а мой отец был военным связистом. Поэтому и я пошёл в инженерные войска связи. Надо понимать, что замполитов в армии не особо любили. Специфика этой должности в том, что если ты хочешь работать, то работы будет огромное количество. Ты будешь действительно нужен: и личному составу, и своему командиру. А если замполит не хочет работать, то он и не работает, и никто от этого не страдает. Есть даже такой старый анекдот про замполитов и про командиров, когда вышестоящий командир заходит, например, к ротному, смотрит - тот читает газету, и начинает на него орать: "Ты ни черта не работаешь, с личным составом не бываешь, в боевых стрельбах не участвуешь!" К замполиту заходит, тот тоже газету читает. Командир говорит: "Молодец, замполит, - работаешь!" Хотя надо понимать, что замполит - это человек, который при определённых обстоятельствах должен заменить командира.
       Через год перешёл в отдельную дивизионную разведроту.
       - Это был рост?
       - Ну конечно!
       - Почему в 90-м году вы решили уволиться?
       - Наша часть стояла под Кировобадом. В тот момент там как раз начинался конфликт между армянами и азербайджанцами. Недалеко был Нагорный Карабах, Степанакерт. Воздушно-десантные войска не должны участвовать в межнациональных конфликтах. Это не их задачи. Это функция внутренних войск. А нас просто поставили между армянской частью и азербайджанской частью. Мы выполняли роль буфера. Сам смысл службы, как я её видел, просто терялся.
       - То есть это была ваша принципиальная позиция?
       - Да, и я написал рапорт об увольнении. Мне сначала порекомендовали пойти на повышение в Фергану, в Ферганский полк. Потом предложили просто забрать рапорт. Я продолжал настаивать, руководство мне объявило, что я уйду не по сокращению, а по несоответствию. То есть мне предложили признать собственную профнепригодность.
       - Вы готовы были уйти и на таких условиях?
       - Да. Меня всё же уволили по сокращению, так как у меня не было ни одного взыскания.
       - А часто вам приходилось из принципа идти на радикальные меры?
       - Нет, не часто. Всё зависело от обстоятельств.
       - Вы можете уступить более сильному?
       - Это для меня не критерий. Для меня более важно другое - справедливо я поступаю или нет? Мои решения не зависят от силы противника.
       Сколько я ни старался допытаться у Параничева, откуда они знакомы с губернатором, он так и не раскололся. Особо встречаться им было негде. Они почти не пересекались по жизни, хотя и работали в одном городе. По неофициальной информации, кандидата на первого зама Тишанину порекомендовал кто-то из чиновников Челябинской городской администрации...
      
       Из ниоткуда
      
       - Когда вы познакомились с Александром Георгиевичем?
       - Не буду комментировать этот вопрос.
       - Почему именно вы получили приглашение от губернатора стать его первым замом? Для многих это был шок. Вы для иркутской элиты были абсолютно неизвестны. Многие сочли, что это слишком неестественный шаг и со стороны губернатора.
       - Почему он был неестественным?
       - Все ваши предшественники были людьми, каким-то образом связанными с главой области. Он их либо хорошо знал, либо они представляли интересы какой-то крупной корпорации, которая в данный момент влияла на политику областной администрации. Поэтому был определённый круг кандидатур и можно было хотя бы приблизительно предположить, кто станет первым замом. Так было с Валентином Межевичем, с Николаем Мельником, с Александром Битаровым (первые заместители в администрации Бориса Говорина. - Прим. "Конкурента"). В этих назначениях прослеживалась хоть какая-то логика.
       - Я думаю, что всё логично. Во-первых, потребовался человек, который не связан ни с кем корпоративными связями. Во-вторых, я тут вспомнил, что есть одно такое правило. Когда муж с женой ссорятся, нужно пригласить соседа, прохожего, кого угодно, чтобы появился третий. И ситуация коренным образом изменится. Я не хочу, конечно, проводить прямую аналогию с моим назначением. Наверное, нужен был человек со свежим взглядом. Таким человеком и стал Тишанин. И ему, естественно, нужны были и помощники, команда, у которой тоже взгляд был не замыленный.
       - А слишком свежий взгляд у команды не приведёт к её изоляции?
       - Но не вся ведь команда поменялась. Собственно, только я и Третьяк (Владимир Третьяк приехал из Москвы. - Прим. "Конкурента") из-за пределов области. Кроме того, я думаю, что губернатору нужен был человек, который будет оставаться за него, когда он отсутствует. Человек, которому он доверяет.
       - Как замполит в армии?
       - Примерно. Чтобы этот человек за его спиной не защищал ту или иную промышленную группу, не лоббировал чьи-то интересы. Чтобы он принимал решение на основе взвешенных аргументов, объективной информации, в меньшей степени ссылаясь на какие-то субъективные предпосылки.
       Пожалуй, одной из первых политических неудач нынешней областной администрации была поддержка на выборах главы областного центра депутата Госдумы Сергея Дубровина - противника действующего мэра Иркутска Владимира Якубовского. Последний выиграл.
       Удивлённое разочарование
       - Первое ваше впечатление от Иркутска, от Иркутской области?
       - Это было удивлённое разочарование.
       - От чего было удивление и от чего разочарование?
       - Меня очень удивила Ангара. Прекрасная река, с такой чистой водой, и она течёт по центру города! Это поразительно! Я во многих городах бывал и нигде не видел, чтобы по центру города текла такая чистая река.
       Когда я просто подвёл свою дочь к парапету на набережной за зданием областной администрации, она спросила: "Папа, здесь так мелко или это вода такая чистая?". Я говорю: "Вера, здесь вода такая чистая". Даже для неё, ребёнка, это было удивительно. Она видела совсем другую воду.
       - Какую?
       - Жёлтую, грязную. И в Челябинске в том числе. Посмотрите на Волгу в Нижнем Новгороде, на Каму, на Оку. Они все очень мутные.
       Ещё меня в Иркутске поразили исторические памятники. Видно, что город старый. У него явно интересное прошлое, интересный духовный мир у его людей.
       - Откуда же взялось разочарование?
       - От развалюх в центре. Мы с дочерью ехали из аэропорта. Ребёнок - он ведь более непосредственный. Она меня и спрашивает: "Папа, а где мы едем?". Я отвечаю: "По центру". А она: "Папа, это что, центр?". "Да, - говорю, - это центр". Она смотрела-смотрела и наконец изрекла: "Ну да, тут многоэтажные дома тоже кое-где есть... А так большая деревня".
       Но я должен отметить, что всё же первая реакция на город у неё была похожа на мою. Она спросила: Так я остаюсь?". А я ей говорю: "Так, может, ты доучишься в Челябинске?". Она говорит: "Нет, я хочу остаться". Так же как и у меня - не было отторжения Иркутска.
       - А потом? Вам захотелось что-нибудь изменить?
       - Да и сейчас хочется. Я очень много хожу пешком. Например, У января с работы вышел и пошёл в сторону Солнечного. Прошёл по улице 3 Июля...
       - Холодно же!
       - Ну да. Я шёл не просто по прямой, а такими кренделями. Когда в машине едешь, многого не увидишь, а когда ногами, то совсем по-другому воспринимаешь людей и город. Более остро их чувствуешь. Чувствуешь, как люди живут, когда у них все услуги во дворе, а не внутри дома. Видишь дома, которые горели и теперь заколочены. Видишь, что в части домов, где когда-то жили люди, теперь открыты мастерские по покраске машин, хотя это прямое нарушение. Всё это заставляет задуматься, а потом действовать, чтоб такого было меньше и меньше.
       Но раньше эпопеи с иркутским мэром было неудачное представление Параничева как кандидата на должность первого заместителя. Только что приехавший из Челябинска чиновник был вынужден сразу же включиться в тонкую игру по согласованию его кандидатуры в депутатском корпусе. На сентябрьской сессии большинство законодателей проголосовало против креатуры Тишанина.
      
       Щелчок по носу
      
       - В сентябре для вас была проверка на прочность. Во всяком случае, это выглядело так со стороны. Вы понимали, что не пройдёте? Вы были готовы к этому? Вы пытались что-то сделать, чтобы изменить ситуацию?
       - За тот период времени, который я провёл в Иркутске, невозможно было что-то сделать. Слишком много было нового и непонятного. Я, когда мне задавали вопросы на комитетах, больше их для себя отмечал, чтобы обозначить поле для будущей работы. Я не мог что-то внятное предложить депутатам для решения. Конечно, депутаты ждали человека, который уже в курсе проблем области. Он должен был представить им план действий, направленных на социально-экономический подъём. Кандидат на должность первого заместителя должен был быть человеком, компетентным во всех вопросах.
       - Их реакция, на ваш взгляд, была логична?
       - С моей точки зрения, да.
       - Часто бывает, что человек заходит в зал и по каким-то неуловимым признакам понимает, что всё...
       - Я так всё и понял.
       - Как?
       - Те люди, которые вчера улыбались и спокойно здоровались, в тот день пытались скрыть свои глаза, пытались не афишировать своё знакомство со мной...
       - К вам уже относились как к человеку, который сошёл с дистанции?
       - Фактически да.
       - Вы разозлились?
       - Нет. Был период тягостного ожидания. Когда я вышел на трибуну. И особенно, когда я понял, что вопросов после моего выступления не будет. В этот момент я уже почувствовал, что меня "прокатят".
       - Для вас это было поражение?
       - Любой человек воспримет это как поражение. Но я не считал, что это моё поражение. Я вообще не считал это поражением. Это была нормальная объективная реакция на новую кандидатуру.
       - У вас не возникло желание упаковать чемоданы и уехать сразу после сессии?
       - Если бы я сказал, что не возникло, то вы всё равно не поверили бы. Да, первые полчаса после того, как вышел с сессии, я потихоньку начал собирать бумаги. Уже собирался паковать чемоданы. Конечно, всё это было неприятно.
       - А что вас остановило?
       - Позиция губернатора. Мы собрались, как обычно после принципиальных вопросов, чтобы обсудить дальнейшие шаги. У меня к этому времени было расписано пять вариантов дальнейших действий.
       - А какие?
       - Не буду я говорить. Пусть это будет секретом. Пять различных вариантов на случай как моего назначения, так и отрицательного голосования по моей кандидатуре. Я и пришёл с этими пятью вариантами, чтобы обговорить, как удобнее для губернатора и для администрации выйти из сложившегося положения. А губернатор сказал, что принял решение назначить меня исполняющим обязанности.
       - И все ваши расчёты не понадобились?
       - Я их тут же порвал и выбросил.
       - У вас была какая-то стратегия подготовки к повторному голосованию?
       - Я в большей степени выполнял те задачи, которые были на меня возложены. Период был очень сложный - принимали бюджет на 2006 год. Что интересно, у депутатов не было по отношению ко мне отторжения. Не было отношения типа "не знаю, не хочу знать и не буду знать". Это говорит об определённой силе депутатов. Был нормальный конструктивный диалог.
       - Во время второго голосования вы уже понимали, что всё будет хорошо?
       - Я это понял, когда накануне прошло заседание фракции "Единая Россия" и политсовета партии. Когда они проголосовали за мою кандидатуру.
       О семье Параничева мало что известно. Он женат, сын служит в армии, дочь учится в шестом классе. Пожалуй, и всё. Собственно, и о личной жизни первого замгубернатора тоже мало что известно. Вроде недавно он получил служебную квартиру где-то в микрорайоне Солнечный.
      
       Одинокий семьянин
      
       - Семью вы в Иркутск ещё не перевезли? Когда собираетесь это сделать?
       - 29 декабря привёз жену и дочь на время каникул. Восьмого отправил обратно, не хочу дочку с середины учебного года выдёргивать из школы. Так что шестой класс заканчивать она будет в Челябинске.
       - Учится в обычной школе?
       - Не совсем. Это городская школа №1 с языковым уклоном. Школа интересна тем, что в ней опробовали систему "коммуна". С одной стороны, каждого они растят по отдельности, с другой - детей всегда заставляют думать о коллективе. Поэтому после выпуска классы сохраняют дружеские отношения - они друг с другом перезваниваются, общаются.
       - Дочери нравится?
       - Да. Есть и ещё один момент. Когда мы отдавали в школу старшего, то больше думали о том, чтобы она была поближе к дому. А когда повели дочь, то я спросил у начальника городского отдела образования, куда лучше. Он мне сказал: "Устраивай не в какую-то школу, а выбери себе учителя. Если учитель в начальных классах будет хороший, если дочь будет в школу бежать вприпрыжку, то всё будет нормально". Что мы и сделали. И дочь все три класса в школу вприпрыжку бежала. Она и сейчас туда с радостью ходит.
       - Почему сын пошёл в армию? Это его было решение?
       - Это было совместное решение, а в большей степени - моё. Я думаю, что ему надо послужить, повзрослеть, увидеть жизнь без прикрас. Хотя мы его никогда не баловали и он не был маменькиным сынком. Но в то же время ему необходимо пройти определённую школу жизни.
       - Он будет поступать в вуз после армии?
       - Это зависит от него.
       - Вы в семье авторитарны или демократичны?
       - Когда можно решить демократическим путём, то демократичен. Когда доводят до белого каления, то авторитарен. Я стараюсь дать достаточную свободу для принятия решений, но в определённых рамках. Сначала сыну, потом дочери я говорил, что у человека должны быть правила поведения, установленные им самим. И рамки, которые он сам себе установит и за которые нельзя выходить. В поведении, в поступках. Чтобы они не чувствовали, что папа и мама их контролируют.
       - Вы всё-таки собираетесь их сюда перевезти?
       - Конечно.
       - А когда?
       - Да они все эти десять новогодних дней говорили: "Давай мы здесь останемся или съездим в Челябинск и быстро вернёмся". Им нравится, когда мы все вместе. Независимо от того, где они живут, в какой квартире, в каком городе. Главное - быть вместе.
      
       Димитрий Еловский
       Конкурент
 

Людмила

Здравсвуйте, очень прошу, пришлите обратную связь, есть замечательная идея. Я из Самары.
Всё в письме подробно напишу.
С уважением, Людмила

0 0

02.06.2012 22:16:56

вверх