Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Левченко Сергей

      Так уж исторически сложилось, что понятие «партия» в нашей стране многие десятилетия воспринимали исключительно в связке с коммунистами: в СССР партия была одна. Наш сегодняшний собеседник стал коммунистом еще в молодости, когда партийный билет являлся гарантом карьерного роста и социального благополучия. Правда, сначала его назначили руководителем предприятия. В начале 1990-х государственная концепция изменилась, особым шиком в политике стало поливание грязью коммунистической идеологии. Однако Сергей Левченко партийную принадлежность не сменил и даже был избран лидером Ангарского горкома КПСС, фактически возглавив региональное отделение рухнувшей, как тогда казалось, компартии.
      
       Именно он был самым яростным и опасным оппонентом тогдашнего губернатора Бориса Говорина в борьбе за кресло главы региона, и едва не победил на выборах 2001 года. Депутат Законодательного собрания, руководитель комиссии по контрольной деятельности ЗС неизменно пользуется поддержкой своих избирателей, и не только во время предвыборных баталий. Одна из самых больших очередей во время личных приемов депутатов выстраивается именно в его кабинет. Чем сегодня живут коммунисты Приангарья и их лидер? На эти и другие вопросы газете «Областная» отвечает глава фракции КПРФ в Законодательном собрании Сергей Левченко.
      
       – Сергей Георгиевич, вот уже много лет вы главный коммунист Иркутской области. Насколько комфортно вам в таком амплуа?
       – Для меня лично самое главное – насколько я в ладу со своими убеждениями и принципами. Если с этим все в порядке, остальное имеет не очень большое значение, хотя разные были времена. Если говорить о конце 1980-х и начале 1990-х, то тогда самое большое удивление вызывала реакция людей, которых я хорошо знал, но которые делали вид, что будто и не знакомы со мной вовсе. Но абсолютное большинство людей, даже, кстати, не коммунистов, почти не поменяли своего отношения.
       Сейчас, наоборот, отношение к власти негативное, примерно такое же, как было в конце 1980-х годов к коммунистам. Сегодня приходится объяснять людям, что мы, строго говоря, не власть, а оппозиция власти.
       – Неужели возможно чувствовать себя уютно в современной политике, когда для достижения цели подчас приходится наступать на горло собственной песне?
       – К сожалению, многие из тех, кто сегодня выстраивают карьеру, готовы переходить из партии в партию, лишь бы оставаться на плаву. Мы же видим, как много партий прошло за последние годы, а люди остались практически те же самые, вынужденные подстраиваться под сегодняшнего руководителя, кем бы он ни был – президентом или губернатором. Что касается коммунистов и меня лично, то мы выстраиваем свою жизнь не с точки зрения карьеры. Если бы мне нужна была карьера, давно был бы в другой партии.
       Когда Ельцин в 1991 году запретил Коммунистическую партию, я полтора года в качестве свидетеля от Иркутской области был в Конституционном суде и не рассчитывал ни на какую карьеру. Я нигде не работал, проходил судебные инстанции по возвращению собственности, не отдавал Ангарский горком.
       Меня тайным голосованием избрали секретарем горкома, и я понимал, что нельзя запрещать организацию, в которой свыше 12 тысяч человек и на 99,99% это ответственные, честные и порядочные люди. Мне было комфортно заниматься не карьерой, а защитой их интересов. И я считаю, что справился с этой задачей.
       – За 15 лет только в Иркутской области ваши ряды «похудели» со 127 тысяч до 3,5 тысячи человек, при среднем возрасте коммуниста 57 лет. Сергей Георгиевич, может быть, «красная угроза» теперь не более чем миф? Еще несколько лет подождать, и с политической карты страны КПРФ сама исчезнет?
       – Я понял, к чему вы клоните. Только мы «похудели» не за последние 15 лет, а в момент закрытия партии, освободившись от случайных людей. Если говорить о среднем возрасте и о численности, то в нашей областной партийной организации мы каждый год принимаем в партию более 200 человек. И средний возраст этих людей – порядка 30 лет. Такая тенденция наблюдается в течение последних пяти лет.
       – А как сегодня происходит вербовка в ряды коммунистов?
       – Это не вербовка. Мы приходим к людям, которые занимают активную позицию, схожую с нашими позициями и требованиями к властям. У нас только пионеров 4,5 тысячи человек – больше, чем самих коммунистов.
       Чтобы вступить в партию, нужны рекомендации двух поручителей. Эта схема сохранилась еще со времен старой партии, и мы считаем, что она правильная. Поручитель берет ответственность за человека и, по нашим условиям, должен знать его не меньше года по совместной работе. Вот тогда принимаем.
       – Лучшим подарком для многих ваших политических соперников был бы провал КПРФ на выборах в Государственную думу, тем более что нынешние парламентские выборы пройдут в год 90-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Намерены ли вы доставить им такое удовольствие, и насколько сильны ваши личные амбиции стать депутатом Госдумы?
       – Мы считаем, что в Иркутской области от нашей партии изберем двух депутатов в Государственную думу. Вся остальная арифметика за семь месяцев до выборов – гадание на кофейной гуще. Что касается моих личных амбиций… Вы знаете, и поработав в свое время в Госдуме, и работая сейчас в Законодательном собрании, вижу, что мне достаточно интересно и там и здесь.
       Другое дело, что за время работы в ЗС у меня сложилось твердое ощущение, что депутатам Госдумы от Иркутской области, большинство из которых представляют партию «Единая Россия», не хватает твердой, решительной позиции. Я на сессиях раз десять призывал «единороссов» обратиться в свой центральный орган. У меня, к примеру, никаких проблем нет с общением с высшим руководством КПРФ. Я просто это очень часто делаю, так же как Геннадий Андреевич Зюганов звонит мне. У них же почему-то частенько возникает тупиковая ситуация, когда нужно обратиться в политсовет или во фракцию в Государственной думе. К сожалению, я вижу, как правящая сегодня партия не выполняет своих обязанностей защитницы Иркутской области. И примеров тому очень много.
       – При принятии решений в самом Законодательном собрании что, на ваш взгляд, оказывает решающее значение: политические интересы, здравый смысл, дружеские симпатии?
       – Нельзя сказать, что депутаты принимают решения, только учитывая какой-то один момент. Для депутата-одномандатника, безусловно, имеет значение, от какой территории он избран, и в силу своих представлений и возможностей он отстаивает ее интересы. Этот факт превалирует везде.
       Несомненно, на принятие решений влияет и партийная принадлежность. Здесь я вынужден еще раз сказать про «Единую Россию», хотя состою в другой партии и вроде бы нужно говорить о наших делах, но, тем не менее… Фракция «ЕР», на мой взгляд, злоупотребляет консолидированным голосованием. Они очень часто принимают решения, обязывающие всех членов фракции голосовать единообразно. Это неправильно, потому что вопросов, по которым нужно голосовать консолидировано, в принципе должно быть немного. Это общемировая и общероссийская практика. И в Государственной думе этим не злоупотребляют, и наши соседи в Красноярском крае. Там «единороссы» одинаково голосуют по каким-то принципиальным вопросам, обычно политического характера. У нас же подобное происходит на каждой сессии по несколько раз.
       – Если представить, что парламентское большинство в новой Думе будет у коммунистов и их сторонников, что бы КПРФ постаралась изменить в действиях нынешней власти?
       – Первое, что нужно – вернуть ответственность государства за людей. Особенно за тех, кто сам не может себя обеспечить: дети, старики, инвалиды. Примеров нынешнего безответственного отношения к ним предостаточно. Дали по 200 рублей льготникам и сказали: государство с вами рассчиталось. А ведь они воевали, рвали жилы, поднимая страну из разрухи. Такая циничная политика отражается и на воспитании детей, потому что сейчас за все надо платить: от детского сада до института.
       Но мы как-то забываем о том, что наше общество генетически впитало в себя огромные просторы, сложный климат, очень много в нашей истории было разного рода войн и набегов на страну. И если бы в нашем государстве был каждый по отдельности, оно не выжило бы. Мы коллективисты по сути. А у нас сегодня индивидуализм внедряется активно. Ты отвечаешь за себя сам. Государство отвечает за очень небольшой участок, чтобы враги не напали. Остальное – твои проблемы.
       – Сергей Георгиевич, какими качествами, по-вашему, должен обладать следующий президент страны?
       – Человек должен быть независим от тех людей, которые нахапали.
       – Разве возможно подобное?
       – Это уже второй вопрос. У нас принято считать, что во власть тебя обязательно должны привести, протолкнуть даже. Что за президентами, губернаторами и депутатами всех уровней обязательно кто-то стоит, проплачивает все, а потом ими управляет. Но это вовсе не обязательно. Связь денег и власти в странах Европы и даже Америки не столь явная, как у нас. Эта ситуация является одной из проблем нашего общества. Мы с вами знаем из теории, что интересы богатых, особенно сверхбогатых, с интересами большинства населения расходятся. Нынешняя федеральная власть отстаивает интересы сверхбогатых.
       – Коммунисты будут выдвигать своего кандидата на пост президента страны?
       – Обязательно.
       – И не факт, что это будет Геннадий Андреевич Зюганов…
       – Сейчас я предвосхищать ничего не стану, потому что об этом мы будем говорить на съезде КПРФ в конце декабря или в январе, после выборов в Госдуму.
       – С вашим постоянным соперником по губернаторскому креслу, теперь уже экс-губернатором, Борисом Говориным вы поддерживаете отношения?
       – Я наверно, слукавил бы, если бы сказал, что прошлые предвыборные баталии не оставили никакого следа в наших отношениях, потому что уж слишком грязные кампании были и в 1997 году, и в 2001-м. Пока он был губернатором, не могу сказать, чтобы часто, но мы встречались. В том числе и один на один вопросы обсуждали. Видимо, какая-то потребность в общении, в том числе и обусловленная соперничеством, была. Известно же, что противоположности притягиваются. Что касается сегодняшнего времени, я с ним встречался в Монголии, в Улан-Баторе. В посольстве пробеседовали около часа, обсуждали разные вопросы. Есть люди, которым я руки никогда не подам и не подаю, но он в их число не входит.
      
       Ольга Андреева
       Областная газета
 
вверх