Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Левченко Сергей

      Комиссия по контрольной деятельности появилась в структуре Законодательного собрания Иркутской области еще первого созыва. Было это в 1994 году. Надо сказать, что тогда ее создание стало уникальным явлением для регионального парламентаризма нашей страны. В первый день работы комиссии нынешнего созыва осенью 2004 года была поставлена задача создать в каждом районе области собственные контрольные органы. Сегодня уже в 27 территориях они работают. Именно с этого и начался наш разговор с председателем комиссии по контрольной деятельности ЗС Сергеем Левченко.
       - Не многовато ли контрольных органов, Сергей Георгиевич?
       - Согласен, что на сегодняшний день количество контролирующих органов превышает все допустимые нормы. Я однажды взялся думать, кто же для нашего государства "самый главный враг". Оказалось - тот, кто занимается каким-то делом: строит, производит продукцию. В общем, созидает. Для проверки таких юридических лиц создано в нашей стране в общей сложности более 40 различных контролирующих органов. А чтобы перечислить органы, которые борются с преступниками, пальцев одной руки хватит: прокуратура, милиция, суд и ФСБ в какой-то мере.
       Но беда в том, что большинство этих контролирующих органов являются подразделениями тех или иных федеральных структур - структур чиновничьих, структур назначаемых, а не избираемых. А здесь депутаты, которые, по крайней мере, обязаны отвечать перед избирателями, и формируют этот орган. При первом приближении можно сказать, что они похожи на органы народного контроля, которые существовали в советское время.
       Дело в том, что сегодня муниципальный уровень власти отделен от государства, и, строго говоря, областная КСП не имеет права проверять районы, хотя проверок сделано много. Поэтому районы, по-хорошему, должны самопроверяться. И эта обязанность возложена именно на территориальные контрольные органы, которые имеют полномочия проверять все, что делается в их муниципалитете. Надо признать, что пока это не всегда получается: где-то в силу квалификации; где-то характера не хватает. Этот этап более сложный, чем просто создать структуру.
       - Какова процедура избрания территориальных контрольно-счетных палат?
       - По закону, есть несколько вариантов их формирования. Можно принимать решение депутатским корпусом и создавать отдельный контрольный орган. Именно так у нас работает Контрольно-счетная палата Иркутской области. Можно назначать из числа депутатов районной Думы контрольную комиссию, создавать аппарат с экономистами и юристами, которые могли бы осуществлять проверки. Мы сегодня не устанавливаем, по какой схеме идти району, но практика показывает, что используют и тот, и другой принципы примерно поровну.
       - Сергей Георгиевич, как вам кажется, насколько боятся вас те, кто стал объектом пристального внимания комиссии по контрольной деятельности?
       - Честно говоря, мне трудно ответить на этот вопрос - просто потому, что я никогда не анализировал, боятся нас или нет. Я надеюсь, что наша комиссия очень профессионально и объективно разбирается в выявленных нарушениях. К сожалению, нарушений очень много, и их поток только возрастает.
       К примеру, сейчас у нас идет реформа власти. Проверяя работу какого-либо структурного подразделения за прошлый год, мы подчас видим, что сегодня это уже совсем другая структура, с другим названием, а иногда и функциями. Отмечая нарушения, мы говорим действующей структуре, что вы должны исправить недочеты предшественников, даем определенный срок, порой подсказываем, как это сделать. Но наступает следующий год - и опять появляется новая структура.
       - При таком алгоритме не возникает ощущения некоторой бесполезности вашей работы?
       - Вряд ли здесь уместно определение "бесполезность". Я просто рассказал о хитром ходе, который используют. Но при этом достаточно много выявленных нарушений, которые исправляются. Я бы говорил про слабую эффективность.
       - На нарушителей что лучше воздействует: страх или совесть?
       - Все зависит от человека. Человек, у которого есть совесть, в страшилках не нуждается. Совесть воздействует лучше всего. Но по опыту знаю, что есть немало людей, которым необходимо испугаться.
       - Веяние последнего времени - борьба с коррупцией. В Иркутске провели даже антикоррупционный форум. Сергей Георгиевич, не превратится ли эта борьба в очередную кампанейщину?
       - Если говорить о нашей депутатской группе "Антикоррупция", здесь немного особый случай, потому что мы создали ее два года назад - независимо от политических веяний. Наш региональный парламент выступил в этом случае определенным законодателем мод. А сейчас наступает федеральный выборный период, и, как всегда в таких случаях, начинается борьба с теми явлениями, которые сами же и породили. Я просто могу напомнить, что еще ныне покойный Борис Николаевич Ельцин перед каждыми федеральными выборами издавал Указ о борьбе с коррупцией. И сегодня приближаются федеральные выборы - и импульс из Москвы всем: надо показать эту борьбу. Хотя мое глубокое убеждение: тот, кто порождает эту коррупцию, с ней бороться не может.
       - Все же возможно ли в ближайшее время принятие на федеральном уровне закона о коррупции - ведь у нас даже нет определения этого явления, закрепленного в законодательстве?
       - Те, кто противодействуют принятию этого закона, имеют несколько вариантов развития событий. Если политическому руководству придет в голову, что принять закон надо обязательно, то есть варианты, как сделать так, чтобы он не работал. У нас ведь одна из самых больших проблем заключается в том, что законы не работают, даже если они есть.
       - Сергей Георгиевич, еще в начале 2005 года Законодательное собрание приняло областной Закон "О депутатском расследовании". Но пока правоприменительной практики по нему не было.
       - Да, в октябре 2004 при формировании комитета по контрольной деятельности нынешнего созыва мы обсуждали, как сделать контроль более эффективным, и приняли решение подготовить закон о депутатском расследовании. Мы его написали, провели массу консультаций, в том числе с юристами Государственной думы, и наш закон назывался "О депутатском расследовании". Как только мы его подготовили и внесли в план законопроектных работ на 2005 год, во время ежегодного Послания Президента глава государства выступил с инициативой подготовить закон "О парламентском расследовании", и этот закон в течение двух месяцев был принят Госдумой. Мы, таким образом, опередили инициативу президента.
       Действительно, пока до расследований не дошло, но существуют дела, что называется, на грани. Согласно нашему закону, депутаты принимают решение о проведении депутатского расследования, когда появляются веские масштабные геополитические явления, требующие комплексной оценки. Сегодня есть несколько тем, которые напрашиваются на подобные расследования - например, распространение наркомании.
      
       Ольга Андреева
       Областная газета
 
вверх