Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Игнатенко Виктор

      «НАМ НАДО ПРИВЫКАТЬ И К СПОКОЙНЫМ ВЫБОРАМ»
      
       Наш собеседник - председатель Избирательной комиссии Иркутской области Виктор Игнатенко. О том, как идет подготовка к выборам президента и проблемах, подталкивающих к созданию Избирательного Кодекса РФ, он рассказал «МК в Приангарье».
      
       -Виктор Васильевич, скажите, как сейчас проходит подготовка к предстоящим выборам?
       - Со второго февраля началась предвыборная агитация в СМИ. На днях ЦИК утвердил текст избирательного бюллетеня, и на этой недели мы изготовим его тираж.
       К 10 февраля должны заработать все участковые комиссии. Большая работа предстоит по паспортизации помещений для голосования на предмет соответствия, соблюдения мер безопасности. У нас на последних выборах были факты, когда были тесные помещения, из-за чего образовывались очереди. Особенно непонятно, когда такое происходит в крупных городах.
       Сейчас идет выдача открепительных удостоверений. До 11 февраля их выдают терризбиркомы, а с 11 по 1 марта включительно – в участковых комиссиях. На сегодня мы получили 45 000 удостоверений, выдано пока около 700. Эти документы имеют отличие. Поскольку теоретически на президентских выборах возможен второй тур, у них будет отрывной талон, который после голосования 2 марта останется у избирателя.
       -Как активно к выборам готовятся региональные отделения партий?
       -На сегодня мы работаем с тремя официальными представителями кандидатов – Медведева, Зюганова, Жириновского, «Единой России», КПРФ и ЛДПР. Нет представителя кандидата Богданова. В жеребьевке по распределению эфирного времени он поручил участвовать одному из членов областной избирательной комиссии. Также пока не видим, чтобы с нами взаимодействовало местное отделение Демократической партии, по всей видимости, здесь его нет. Взаимодействуем при помощи современных средств связи. Несмотря на это, все его права как кандидата обеспечиваются.
       -Глава ЦИК ставит задачу обеспечить явку не менее 60%. На прошлых выборах президента явка в регионе, помнится, была чуть более 52%. Насколько реальна поставленная задача?
       -Мы ставим задачу, чтобы избирательные комиссии организовали и провели выборы в строгом соответствии с законом, чтобы избирательные права всех граждан были обеспечены.
       Специальных цифр мы не ставим. Какая будет реальная явка? Я думаю, сегодня на этот вопрос могут ответить только социологи. Я прогнозами не занимаюсь. У меня есть надежда, что явка будет нормальная. Традиционно, в Иркутской области электоральная активность населения ниже, чем в других регионах.. Но есть свои закономерности. У нас на выборах президента активность выше, чем на думских. Поэтому я надеюсь, она будет чуть более 60%, не меньше, чем она была на выборах в ГосДуму. Но мы никаких заданий комиссиям не ставим. Для нас важна не сама по себе цифра. Важно, чтобы выборы прошли в строгом соответствии с законом. Чтобы цифры были все реальные, а не «нарисованные» в кавычках.
       Вообще явка зависит от того, насколько интересны будут выборы, насколько они будут конкурентными, горячими.
       -Впервые на президентских выборах не будет г-на «против всех». Как это отразится на ходе голосования?
       -Я думаю, что со знаком «минус» это не отразится. Когда сняли эту графу, многие предрекали, что на думских выборах будут проблемы с явкой. Нет. У нас в Иркутской области за все постсоветское время самая высокая явка была на декабрьских выборах в ГосДуму, - на 14% больше, чем на предыдущих.
       Где может быть явка 99%? Ну, наверное, где царствует политический феодализм. Наши показатели говорят о том, что у нас нет политического феодализма. Я не скажу, что это плохо. Явка в районе 60%, ну пусть меньше, пусть больше – это для Иркутской области явление нормальное. Мы по своим показателям активности ближе к Западной Европе. Мы же знаем, как явка делалась в советское время на выборах. Выборы в Верховный Совет СССР, 1947 год. 99,9% тогда проголосовали. Но мы же знаем, что выборы были безальтернативными. Потом контроля никакого не было за ними. Что это за выборы были?
       У нас еще в отличие от других стран другой подход к формированию самого корпуса избирателей. Например, в целом ряде стран голосование – не обязанность, а право – там ты сам регистрируешься, и база отсчета явившихся на выборах – от тех, кто добровольно зарегистрировался. А у нас все избиратели автоматически, кому исполнилось 18 лет, кроме тех, кто находится в местах лишения свобода, недееспособных. А если бы, например, в России отсчитывались данные как в некоторых странах, у нас были бы совсем другие показатели. Поэтому здесь, наверное, надо рассуждать не просто о какой-то конкретной цифре. Надо учитывать, что явка на выборах – это политический результат выборов как политического процесса.
       -Вы сейчас вспомнили советское время, безальтернативные выборы. А не считаете ли Вы, что предстоящие выборы – это тоже некое соблюдение формальности? Поскольку явный фаворит, мягко говоря, очевиден и итог выборов уже предрешен?
       -Бывают выборы разные. Скандальные – нескандальные, спокойные – неспокойные. Бывают выборы, где есть явные фавориты, бывают выборы, где явных фаворитов нет. Какие они будут – от избирательной комиссии не зависит.
       Разные были выборы. Вспомните губернаторские выборы в 1994 году. Явный фаворит – Юрий Абрамович Ножиков, за него многие тогда и проголосовали. И у меня не было никакого сомнения, что это не так. На последних губернаторских выборах было два сильных – Говорин и Левченко. Во втором туре разница между ними была небольшая. Поэтому выборы бывают разные.
       А вот прошедшие выборы в Госдуму, на моей памяти – самые спокойные. Некоторые говорят, так это же плохо – что спокойные? А я не знаю – хорошо это или плохо. Я думаю, что когда в строгом соответствии с законом все прошло, власть сформирована, в обществе нет никаких столкновений – это нормально. Наверное, нам надо привыкать и к спокойным выборам.
       -В списке кандидатов -2008 из четырёх кандидатов, трое – выдвинуты партиями, и только один – самовыдвиженец. Как это, по Вашему мнению, может повлиять на активность избирателей?
       -Я оцениваю это очень хорошо. Вы знаете, не надо изобретать велосипеда, и никто не придумал в обществе формирования власти выборной без участия партий. Вот когда государственная власть политически анонимна – это страшно. Это безответственная власть. Наша Ахиллесова пята, наша проблема была, когда нас спрашивали – а у вас кто у власти? Мы называем губернатора. – Да нам не нужна фамилия губернатора, какая политическая партия у вас у власти? И мы не могли на этот вопрос ответить. Когда у власти нет политической партии, значит, у власти находится клан, группировка. Поэтому когда партия – это нормальная демократическая составляющая выборов, когда партия выдвигает кандидатов, она несет за них ответственность. Политическую ответственность. И даже президент должен иметь какое-то политическое лицо, за ним должна стоять политическая сила. Тогда все понятно. Тогда нет теневых институтов власти. И нам надо по цивилизованному пути идти. Это нормально. Когда партии выдвигают кандидатов, они больше заботятся об их реноме. У нас в основном и были проблемы, когда кандидаты выдвигались по одномандатным округам самовыдвижением. Там и с криминальным прошлым были, шли, чтобы избежать уголовной ответственности, с чем мы только не сталкивались. Намного спокойнее выборы, когда субъект выдвижения – политическая партия. Это не панацея, не печать качества власти. Но это шаг в сторону нормальной демократической модели организации выборов. Власть не может быть беспартийной.
       -Но при этом власть партии большинства, при отсутствии достойного конкурента, оппонента – это ведь тоже по-своему опасно?
       -А в обществе должна быть конструктивная оппозиция. Я вообще считаю, что определенные права оппозиции должны быть гарантированы. Были попытки принятия такого федерального закона, чтобы у оппозиционной партии была возможность выразить, донести свою точку зрения до населения, ряд других гарантий – информационных, финансовых. Нам надо нормальную демократическую модель выстроить. Никто не должен думать, что он пришел к власти один раз и навсегда. Все когда-то завершается. Наступит время, как в гостинице – собрал чемоданчик и чистенький номер оставил.
       -Возможно ли в России такое устройство власти? Чтобы вот так спокойно по истечению срока – чемоданчик в руки…
       -А не надо для России придумывать другие рецепты. Ход развития политической систему у нас в этом направлении движется.
       -Мы сейчас на каком отрезке пути?
       -Мы, может, и в начальных классах демократии. Нам история не дала 100-200 лет парламентской демократии. За чуть более 10 лет современной истории колоссальный опыт приобрели. Нам суждено пройти свой путь. Не зря же при выборе в законодательные органы власти установили – не менее половины – должно пройти по партийным спискам. Для того, чтобы партии сделать ключевым игроком в формировании власти, а не кланы и группировки. На смену олигархам приходит партия. Идет становление партийной системы. Ничто не исключает сбоев. Но сами ориентиры выбраны правильно.
       Ну, как без партий формировать парламент? Невозможно. Должны быть правила игры в борьбе за власть. Выборы – лучший способ формирования представительной власти. Другого просто нет. Представьте, депутаты назначаются…
       -Но ведь губернаторов стали назначать…
       - Хорошо это или плохо? Лучше бы, конечно, чтоб выборы были. Ну, а может нужно отработать партийную систему, чтобы выдвигали кандидатов в губернаторы именно партии? Я имею опыт проведения выборов губернаторов. Самые тяжелейшие выборы – это губернаторские. Самые грязные, самые конфликтные. Что такое губернатор-самовыдвиженец? Непонятно от кого? Кто оплачивает проведение его выборов? ФПГ или кто-то еще? Кому будет тогда обязан таким образом избранный губернатор? Не населению – точно…
       Я думаю, что в перспективе выборы губернаторов в России будут. Когда сформируется более или менее окрепшая система политических партий. Я думаю, когда партии подрастут, а пока они в младенческом возрасте, они вернут в политическую жизнь страны этот вид выборов. Народ должен участвовать в формировании подотчетной ему власти.
       -Ваше отношение к тому, что основной фаворит президентской кампании не сходит с экранов?
       -Все эти вопросы рассматривает ЦИК. Наше законодательство разводит понятия «освещение служебной деятельности кандидата» и если он замещает государственную должность и если он просто является госслужащим. Госслужащий просто обязан уйти в отпуск, от лиц, замещающих госдолжность, это не требуется. Поэтому с правовой точки зрения, здесь проблем нет. С точки зрения здравого смысла, по всей видимости, здесь проблема есть.
       У нас и муниципальные выборы похоже проходят. Мэр, как правило, имеет информационный перевес - перед выборами вдруг начинает ленточки резать.
       Сейчас вообще задача стоит, что после президентской кампании вплотную заняться подготовкой Избирательного кодекса. Нужно проинспектировать все институты избирательного права, проанализировать накопившуюся практику, чтобы сделать закон и все отрегулировать. Но дело в том, что во всех избирательных системах есть преференции для лиц, замещающих госдолжность. Представьте, депутат ГосДумы, он же на выборах должен уйти в отпуск? А как он будет участвовать в заседаниях, в сессиях? Здесь есть проблема. Мне кажется, здесь надо продумать дифференцированное правовое регулирование.
       Иногда бывает так, что на один и тот же случай в законе о выборах президента – одни процедуры, в законе о выборах депутатов ГД – другие. Необходим единый кодифицированный закон. Думаю, на его подготовку уйдет два-три года.
      
       Справка «МК»
       На выборах президента РФ в Иркутской области будет изготовлено 1 753 940 бюллетеней для голосования. Защитные марки по числу бюллетеней уже получены и спецсвязью направлены в территориальные избирательные комиссии. За сутки до дня голосования они будут наклеены в правом верхнем углу бюллетеня.
      
       Татьяна Ворогушина
       Московский комсомолец в Приангарье
 
вверх