Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Маньков Валерий

Это случилось, когда потеряли энергосистему

    Сама история началась в 2000 году, когда на сессии Законодательного собрания мы рассматривали отношение к государственному пакету акций Иркутскэнерго, который администрация области собиралась разделить пополам и одну половину спрятать. Тогда с трибуны Законодательного собрания я сказал на всю область, что в действиях администрации области проглядываются элементы коррупции. После этого у меня начались проблемы и, особенно во время избирательной кампании, которая для меня проходила тяжело.
       В 2001 году произошел кардинальный поворот в компании. Сменился собственник. Была использована схема последовательного выдавливания руководства на двух акционерных собраниях и аннулирование подписанного правительством РФ постановления о представлении генеральным директором Иркутскэнерго Сергея Куимова. Тогда генеральный директор еще утверждался собранием акционеров по представлению правительства РФ. Но алюминиевых олигархов и губернатора Иркутской области появились общие интересы. В результате этого алюминиевым тузам удалось изменить Устав энергокомпании и торпедировать постановление правительства РФ.
       В этой ситуации не совсем понятна была позиция правительства. Государственный пакет акций в Иркутскэнерго составлял 40%, что было больше консолидированного пакета алюминщиков. Тем не менее, решение было принято в интересах не государства, а «Реновы» и «Русского алюминия».
       Я не ожидал улучшения, потому что к управлению компанией пришел частный собственник, у которого были совершенно иные интересы, чем у Иркутской области. Они хотели получать дивиденды Иркутскэнерго и дешевую энергию для своих алюминиевых заводов, что сейчас и происходит. А начали они с приручения и разобщения коллектива, чтобы безболезненно для себя управлять процессом, который предполагали провести в компании. Если, кто-то еще помнит, Иркутскэнерго, является одной из лучших энергосистем в России, и была такой в Советском Союзе, вырабатывая при этом 5% всей электроэнергии СССР.
       К сожалению, вместе с новым собственником к управлению Иркутскэнерго пришли далекие от энергетики люди, за исключением генерального директора. Но он самостоятельно управлять энергокомпанией не может, потому что абсолютно зависим от частного собственника.
       Каким образом в руках частного собственника оказался контрольный пакет сказать трудно. Я предполагаю, что для скупки акций привлекались разные средства, в том числе кредитные. То есть Дерипаска и Абрамович взяли кредит и скупили эти акции, получив солидный, до 30%, пакет. Теперь пришло время возвращать кредит, а деньги для этого взять здесь в регионе, изменив тарифную политику. В итоге за то, что Дерипаска и Абрамович купили акции Иркутскэнерго, вынуждены платить жители Иркутской области.
       Конечно, стягивание одеяла в сторону Москвы присутствует не только в Иркутской энергосистеме. Это происходит на «Химпром Усолье», «Химфармкомбинате», который уже ушел, АНХК и других предприятиях, которые область потеряла во время губернаторской избирательной кампании. Фактически в избирательную кампанию 2001 года Иркутская область была сдана.
      
       Они не знают, как это делать
      
       Самая большая беда новых собственников в том, что они не профессионалы в энергетике. Еще одна беда в том, что управляют энергокомпанией «вахтовым методом», то есть менеджмент Иркутскэнерго меняется каждый год. Честно говоря, я даже не знаю всех заместителей генерального директора, хотя по должности обязан их знать. Они меняются, и каждый ставит свою задачу филиалам. То есть единой стратегии реформирования энергетики Иркутской области, у собственника нет. Каждый решает свои проблемы. Причем решения носят деформированный характер, потому что каждый приезжающий руководитель или менеджер ведет собственную стратегию и дает собственные поручения. Фактически сегодня все филиалы Иркутскэнерго работают на каждого из посаженных представителей собственника.
       Например, прислали мне такого реформатора, по фамилии Кульпин. Ему поставили конкретную задачу реформировать второстепенные или не основные производства Иркутскэнерго. Он занимается этой проблемой и загружает этой проблемой работников ТЭЦ. Следующий реформатор приезжает и занимается снижением издержек. Причем и тот и другой занимаются снижением издержек, а общей схемы и взаимодействия у них нет, и каждый управляет по-своему. А ведь в энергокомпании сложное хозяйство, в котором происходят непрерывные технологические процессы и от слаженной работы персонала зависит, насколько ритмично и надежно работает система.
       И вот филиалы поставлены в такие рамки, когда невозможно понять, кто вообще управляет энергосистемой. Особенно остро это ощущается, когда приходят бумаги с вчерашними сроками исполнения. Это говорит о том, что работа планируется и проводится хаотично. Может быть, они знают, чего хотят, но не знают, как это сделать.
       РАО «ЕЭС России» всегда было нашим конкурентом, и мы ревниво смотрели, кто и что делает. По многим позициям мы были впереди них. Но сегодня в РАО «ЕЭС России» все делается более квалифицированно. Просто там, видимо, работают люди, которые знают эту работу. А к нам от Дерипаски приезжают не энгергетики. В частности сейчас у нас господин Эмдин. Он приехал и сказал, что уже занимался реформированием, какой-то автомобильной компании. Но реформирование энергетики не то же самое, что автозавода.
      
       Иркутскэнерго - подсобное хозяйство московских тузов
      
       Близкие к администрации газеты трещат, что сегодня в области более благополучная ситуация, более активно развивается экономика. Может быть, определенный подъем и экономическое благополучие есть. Но как-то не согласуется это с волнениями по поводу нерегулярной выплаты зарплаты, отпускных учителям, проблем ЖКХ. А пенсионеры с пенсией, на которую нельзя прожить? В нашей области такой доходной части, как прибыль, не осталось. Она либо оседает в Москве, либо прячется за толинговой схемой в алюминиевой, нефтеперерабатывающей или химической промышленности. То есть только затраты на технологический процесс и выплату заработной платы - процессинг. Другими словами, это потерянная статья. Иркутскэнерго до прихода новых собственников в лице «Русала» и «Реновы» имело 3,5 миллиарда рублей ежегодной прибыли и до 2001 года давало до 25% процентов областного бюджета. А теперь – не более 7%. Сегодня основным плательщиком областного бюджета является ВСЖД и, наверное, АНХК, где ситуация вроде бы улучшилась.
       Так что вопрос вывода прибыли из области сегодня как никогда актуален. Я думаю, что одна из основных проблем Иркутской области в том, что крупными предприятиями управляют из Москвы.
       Например, в Иркутскэнерго с одной стороны мы пытаемся бороться с издержками, а с другой стороны эти затраты наращиваем. Сегодня аппарат в администрации Иркутскэнерго вырос приблизительно на 25%. Страшно раздута служба безопасности. Возле каждого приехавшего из Москвы заместителя генерального директора сидит охрана. Опять расходы! А теперь еще появилась управляющая компания «Евросибэнерго». Она находится в Москве, и неизвестно, какие туда деньги уходят. Сколько стоит содержание этой компанией никто не знает, но все это дополнительные и неоправданные затраты.
       По большому счету Евросибэнерго – это кормушка. Работы, которые она проводит, идут за наш счет. Они заявляют о проведении так называемого технического аудита, договоры заключает Иркутскэнерго. К нам приезжают их представители и дают задание выполнить определенный вид работы. Весь инженерно-технический состав филиалов в течение двух месяцев занимается проблемой, которую перед нами ставят. Потом результаты нашей работы «Евросибэнерго» оформляет в красивые папки, пишет собственные реквизиты и направляет нам же для оплаты, как за выполненную работу. Это один из примеров нерационального использования средств, который зарабатывает коллектив Иркутской энергосистемы.
       Для многих работников Иркутскэнерго непонятна цель создания Евросибэнерго. Это фирма создана компанией Дерипаски, то есть частным собственником. Одним из крупных собственников Иркутскэнерго является государство. Но участия государства в Евросибэнерго нет, и выходит, что всем Иркутскэнерго управляет один Дерипаска. Отсутствие влияния государства на подобную ситуацию вызывает серьезную озабоченность, потому что Иркутскэнерго не та организация, с которой можно играть в подкидного дурака. Это базовая отрасль Иркутской области.
       Конечно, задел прочности и надежности Иркутскэнерго создавался годами и мы пока еще работаем на потенциале, созданном еще до прихода нового собственника. Поэтому внешнее благополучие вроде бы еще сохраняется. Но если сегодня снизить необходимые затраты, то это очень скоро аукнется. Экономику и надежность не обманешь. Если положено своевременно провести капитальный ремонт или заменить запчасти, значит, это надо делать. Сегодня эти программы тоже пытаются урезать, что также привносит негативные процессы. То есть мы недоремонтируем и в итоге это скажется в целом на надежности энергосистемы. В свое время, работая в Хабаровской энергосистеме я видел, как там все было запущено. Случилась целая катастрофа, эти бесконечные веерные отключения. Мы уже и в Иркутской энергосистеме пришли к веерным отключениям, хоть и по другим причинам.
      
       Мутная прозрачность
      
       Выборная кампания губернатора 2001 года обошлась области очень дорого. Мы могли бы сегодня иметь в бюджете еще 30%, если бы прибыль не уплывала в другие регионы.
       Формирование прибыли состоит из двух источников – рентабельность и сокращение издержек. Сегодня в Иркутскэнерго ввели двойную мораль по платежам. Потребителям в Иркутскэнерго говорят – не заплатите, не дадим тепло, а тем, кому должна сама энергокомпания – задерживают платежи по несколько месяцев. Конечно, это ставит в тяжелое положение подрядные организации, которые ропщут про себя, но вслух сказать не могут, потому что могут потерять подряд, которым живут. Такая непорядочность во взаимоотношениях тоже накладывает определенный отпечаток на персонал. Если уж ты требуешь, то исполняй и свои обязанности.
       Сегодня у нас абсолютно непрозрачный бюджет в отличие от прежних лет. Раньше мы знали, куда расходуются деньги, видели прибыль. Директоры филиалов участвовали в распределении прибыли. Недавно генеральный директор ОАО «Иркутскэнерго» Владимир Васильевич Колмогоров, выступая в Москве, заявил, что акционеры ставят приоритетом выплату дивидендов. То есть максимальная прибыль будет направляться на дивиденды. Конечно, акционеры должны их получать, но когда прибыль не пускается на развитие, что крайне необходимо для Иркутскэнерго, это пугает.
       Если сегодня Абрамович позволяет себе купить команду «Челси», то надо понимать, что там есть и деньги Иркутской энергосистемы. Конечно, собственник должен вернуть себе затраченные деньги, но сегодня не видно прибыли. Затраты, с которыми сегодня пытается бороться Иркутскэнерго, это ловля рыбки в мутной воде. Отдельные руководители, которые приезжали для работы вахтовым методом, занимались тем, что набивали собственный карман.
       Одна фирма организовала отдельную компанию по отмыванию векселей. Иркутскэнерго в свое время рассчитывалось своими векселями. Потом их цена резко упала и доходила аж до 25%. Так вот эта фирма фактически принуждала наши ремонтные компании работающий на внешнем подряде, сдавать векселя в эту компанию по цене 50%, а компания передавала в Иркутскэнерго по цене 100%. Такие факты имели место. А временщики сегодня приехали, завтра уехали. Для них Иркутскэнерго просто кормушка, которая обеспечивает их благополучие. При этом они изымают с территории серьезные финансовые ресурсы.
      
       Социальная защита
      
       Что касается социальных программ, то сегодня вся социалка сброшена. Может быть, это и правомерно, потому что основная задача акционерного общества – максимальное извлечение прибыли из производства, но есть разные методы. Если действительно проводишь оптимизацию, то надо смотреть, где эти издержки снижать.
       Персонал Иркутскэнерго в свое время был достаточно серьезно простимулирован, в том числе и защищен социально, учитывая ряд социально значимых объектов такие, как базы отдыха, санатории... Все это сегодня сброшено и блага, которые получали работники Иркутскэнерго, поставлены на коммерческую основу. Может быть, и это нужно, но даже нашему высокооплачиваемому персоналу уже не по карману отдохнуть в собственном санатории «Электра».
       Эти процессы также сказываются на внутреннем состоянии коллектива, который уже не верит в будущее энергосистемы. Менеджерами многое делается, чтобы разрушить веру в некогда могущественную энергосистему.
      
       Убийственная кадровая политика
      
       Менеджеры Иркутскэнерго с директорами филиалов перестали встречаться. Совещания проводятся редко. Мы не знаем даже, кто у нас руководитель, не знаем заместителей генерального директора.
       Кроме этого, теряем квалифицированные кадры. Сегодня у нас на ТЭЦ-11 сократили более 100 человек, что ниже нормативов, чем даже в РАО «ЕЭС России». Теперь нам дали задание сократить еще 20% персонала. Но через это уже прошел Казахстан. Когда к ним в энергетику пришли американские фирмы, то освободились от ремонтников, а сегодня спохватились и пытаются собрать в кучу. У нас условия и категории эксплуатации совершенно иные, чем в США. У нас более устаревшее оборудование и методы ремонта. В США проводится узловой ремонт. Фирма пришла на ТЭЦ, взяла агрегат, провела капитальный ремонт, запустила, просмотрела и дала гарантию. У нас иначе, потому что мы работаем в схеме постоянного технического обслуживания и ремонта. В этом отношении мы отстали, но наш ремонт очень недорогой по отношению к западным энергетическим компаниям. Немцы к нам приезжали и сделали оценку и говорят, что нам нечего оптимизировать, потому что ремонтный персонал практически бесплатный.
       В Казахстане сегодня пытаются собрать людей, которых потеряли, потому что появились проблемы. У нас другая специфика работы. Мы по- другому выстроили вообще структуру управления и ремонтного обслуживания.
       Если в Германии на подобной станции на 400 мегаВатт работает 300 человек, то у нас 1000, а в Китае – 4000, но там проблема занятости. В Германии 300 человек, это только те, кто работают на эксплуатации, а если взять фирмы, который их обслуживают и подсчитать затраты, то они несоизмеримо больше, чем наши.
       Фирмы, которые обслуживают станции, кроме всех затрат еще имеют свою прибыль. А у нас вся эта прибыль остается внутри Иркутскэнерго.
       Сегодня одним росчерком пера новые собственники занимаются бездумным реформированием по всем позициям, в том числе реструктуризацией производства, выводом персонала. Это делается настолько непродуманно, что мы теряем штучного специалиста, которого надо долго готовить. Они решили вывести за пределы Иркутскэнерго обслуживающий ремонтный персонал, и сделать каким-то внешним подрядчиком. Они совершенно не думают о том, что так мы теряем квалифицированный персонал. И это уже начинает сказываться.
       Если мы выведем ремонтников, то все затраты мы должны будем отдать им, в том числе поделиться прибылью. Например, если Иркутскэнерго закладывает рентабельность 16%, то, выводя ремонтный персонал из энергокомпании, мы должны ему тоже отдать 16%. Но этого, конечно же, не происходит и реформы в Иркутскэнерго буксуют. РАО «ЕЭС России» в этом идут более последовательно и динамично. У них есть цель, и они знают, как реформировать. Они к этому подошли более взвешено и грамотно. А у нас пока все хаотически.
       Наверное, вся беда в том, что у нас управляют не энергетики, за исключением главного инженера и генерального директора, которому не подчиняются люди, назначенные Дерипаской. Эти люди выполняют какие-то свои программы, на которые генеральный директор никак не может повлиять.
       Понятно, что купив энергокомпанию, Дерипаска должен был озаботиться своими специалистами. А поскольку он никогда энергетикой не занимался, то пришлось задействовать тех, кто есть – из автомобильной промышленности, самолетной, алюминиевой…
       Еще один унизительный момент в том, что со всеми директорами контракт заключают на один год. Таким образом, на поводке держат весь директорский корпус, потому что через год могут просто не продлить контракт, если я скажу лишнее слово или не понравлюсь очередному прикомандированному менеджеру. Это откладывает определенный отпечаток на директоров филиалов. Коллектив полностью разобщен, подозрителен, недоверчив ко всем. Раньше командой собирались, рассматривали идею и совместно решали задачи. Сегодня нет дискуссий, нет споров, нет команды. Осталось только молчаливое исполнение и диктат вроде - «Я сказал делать вот так!». А если это ошибочно?
       Перспектив остаться там, у меня никаких нет. Я больше не могу работать по указке отдельных безграмотных руководителей.
      
       Участие в политической жизни
      
       Иркутскэнерго декларирует себя вне политики, но это слова, что выяснилось, когда я выдвинул свою кандидатуру на выборы в Государственную Думу. Может быть, для меня это было самое сложное решение в жизни. Оказалось, что этим я поставил себя в рамки, когда могу потерять все, что наработал, но мириться с тем, что на моих глазах рушится в энергосистеме, я уже не мог. Принимать это решение было крайне тяжело, но я его принял, и сразу же получил от Иркутскэнерго, что называется в зубы.
       Один из заместителей генерального директора позвонил и спросил, кто мне разрешил идти на выборы, хотя это право принадлежит мне по Конституции РФ. Мне говорят, чтобы без их ведома я больше не делал ни одного шага.
       После этого из Иркутскэнерго в Усолье отправили две машины со службой безопасности и сотрудниками отдела кадров, чтобы вручить уведомление об увольнении и заставить меня написать заявление. Это характеризует людей, пришедших в Иркутскэнерго. Фактически это означает, что новый собственник установил в Иркутскэнерго политическое и экономическое рабство.
       Я разговаривал с одним из заместителей генерального директора, так он мне говорит: «А зачем вам вообще зарплата? У вас же здесь даже ходить негде». Это говорит человек, наделенный новым собственником большими полномочиями. Вот их отношение к нам. Это цинизм по отношению к людям, живущим в Иркутской области, по отношению к земле, куда они приехали реформировать и поднимать экономику, как они любят говорить, выводить из кризиса Иркутскую энергосистему, которая никогда не была в кризисе.
       Главное, что делает энергетика, это выполняет социальный заказ и особенно в зимний период. Мы находимся в Сибири, и поэтому обеспечение теплом городов и предприятий является важнейшей задачей Иркутскэнерго. На Иркутскэнерго лежит ответственность за жизнеобеспеченность области. Жизнь человека гораздо важнее получения прибыли, чего новые собственники не хотят понять.
       Иркутская энергосистема всегда была надежной и социально направленной на человека - не на работника Иркутскэнерго, а на жителя области, что было очень важно. Сегодня все это утеряно в первую очередь при содействии администрации Иркутской области.
       Нет и никакого государственного влияния. Председатель совета директоров Косарев, представляя интересы государства, вроде бы должен их защищать, но создается впечатление, что он защищает интересы олигархов, которые посадили его в это кресло.

Валерий Маньков
 
вверх