Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Шуба Виталий

      ФИНАНСОВАЯ ПОМОЩЬ РЕГИОНАМ ИЗ ГОСКАЗНЫ УВЕЛИЧИТСЯ
      
      
       Финансово-экономический кризис уже значительно изменил те макроэкономические показатели, на основе которых в прошлом году были рассчитаны параметры государственной казны: снизились цены на нефть, увеличился курс доллара по отношению к рублю, выросла инфляция. В связи с этим в текущем месяце Правительство РФ намерено выйти в Государственную думу с предложением внести серьезные изменения в закон о бюджете, вследствие которых традиционный профицит уступит место дефициту. При этом объем финансовой помощи, предназначенной в госказне для регионов, напротив, увеличится. На дополнительные ассигнования может и должна рассчитывать Иркутская область. О принципах государственной бюджетной политики в условиях кризиса и взаимодействии депутатов федерального и областного уровней рассказал первый заместитель председателя Госдумы РФ по бюджету и налогам Виталий Шуба.
      
       – Виталий Борисович, какие изменения претерпит главный финансовый документ страны?
       – Нужно понимать, что мы принимали закон о бюджете в одних макроэкономических условиях, а сегодня они изменились. Масштабы кризиса меняют исходные данные, по которым вычислялись доходы федерального бюджета, а значит, и бюджетов региональных. На сегодняшний день российское правительство определило показатели, влияющие на формирование доходной части казны, которые лягут в основу измененного федерального бюджета. Прежде всего, в расчетах будет использоваться новая цена на нефть в сумме 41$ за баррель – в ранее принятом документе она составляла 95$. Курс национальной валюты будет принят в размере 35,1 рубля за доллар вместо 25 рублей, предельный показатель инфляции – 13% вместо 8,5%. На основе этих данных и будут просчитаны доходы. Но уже сегодня можно прогнозировать, что тот бюджет, который мы исполняем сегодня, должен подвергнуться корректировке – мы однозначно не сможем собрать запланированную сумму доходов в размере 10,9 трлн. рублей. Измененный бюджет будет без профицита (а он должен был составить 1,9 трлн. рублей. – Авт.), более того, он станет дефицитным.
       – Удастся ли государству в таком случае выполнить все принятые социальные обязательства в полном объеме?
       – Безусловно, и на это есть финансовые ресурсы. Исходя из благоприятной конъюнктуры цен на продукцию нашего экспорта – нефть, металлы, удобрения, уголь, мы не бездарно тратили деньги, а сумели их сохранить. И теперь, используя средства резервного фонда и Фонда национального благосостояния, мы сумеем покрыть дефицит бюджета. Если бы мы тратили деньги, брали дополнительные обязательства, в социальной сфере сформировалась бы катастрофическая ситуация, но такого не будет.
       – Каким образом будут выстраиваться межбюджетные отношения с субъектами Федерации?
       – Могу заверить, что снижения уровня финансовой поддержки регионов не будет. Более того, сейчас в порядке консультаций рассматриваются предложения об увеличении ее объема. Речь идет о трех направлениях. В качестве бюджетных кредитов для субъектов в расходах государственной казны предполагается предусмотреть порядка 150 млрд. рублей, в качестве дотаций – около 300 млрд. рублей. Кроме того, планируется заложить средства на программы, финансируемые из федерального и региональных бюджетов. Например, разрабатываются мероприятия в рамках поддержки рынка труда. На эти цели предусмотрено выделение 43,7 млрд. рублей из госказны. Регионы в свою очередь должны разработать программы по занятости населения, представить свои предложения в Министерство здравоохранения и социальной защиты РФ, защитить их. Только после этого субъекты могут рассчитывать на соответствующее финансирование.
       – Может ли Иркутская область претендовать на дополнительную поддержку Федерации?
       – Не просто может, а обязана. Но для этого необходимо работать. Так, в декабре прошлого года благодаря согласованным действиям с областным правительством в регион удалось привлечь дотацию в размере 650 млн. рублей. Кроме того, мы получили поддержку Министерства финансов РФ и привлекли кредитные ресурсы. Были достигнуты договоренности о том, что в случае выделения из федеральной казны средств на кредитование Иркутская область сможет рассчитывать на определенную сумму. В конце прошлого года удалось также в буквальном смысле вытащить деньги из госказны, заложенные в качестве субсидий на финансирование дорожного строительства, ряда инвестиционных объектов, – это более 500 млн. рублей.
       – Основной задачей на этот год региональный минфин определил наполнение доходной части бюджета. За счет каких источников, на ваш взгляд, это можно сделать?
       – Доходы – это в первую очередь налоги, которые уплачивают в казну юридические и физические лица. И, чтобы повышать доходную часть бюджета, необходимо принимать меры, направленные на стабилизацию положения дел в экономике и сохранение рабочих мест. Есть работа, есть доход – значит, выплачиваются налоги – логика такова. В целом, акцентируя внимание регионов на работе с доходной базой, мы подразумеваем не выколачивание налогов, а создание условий для работы предприятий, занятости населения – только тогда возникает обязанность по уплате налогов. Вместе с тем должны приниматься и меры фискальной политики – это и проверка правильности уплаты налогов, и поиски нарушителей налоговой дисциплины. Хочу напомнить, что на федеральном уровне приняты налоговые послабления, общий объем уменьшения нагрузки можно оценить на сумму более 900 млрд. рублей. В частности, снижена ставка налога на прибыль, на малый бизнес, изменен порядок уплаты НДС и налога на прибыль, механизм взимания таможенных пошлин и т. д. Все эти мероприятия направлены на то, чтобы экономика могла функционировать в условиях кризиса. В целях компенсации выпадающих доходов региональных и местных бюджетов от принятых решений мы передали им дополнительно 0,5 процентного пункта налога на прибыль, а также увеличили отчисления в бюджеты субъектов по акцизам на бензин, дизельное топливо, масло моторное – с 60% до 100%. Приведу пример. Объем платежей в консолидированный бюджет Иркутской области на начало этого года увеличился на 19,5% по сравнению с показателем на 1 января 2008-го. Сумма возросла с 46,3 млрд. до 55,3 млрд. рублей, в этом объеме акцизы, при зачислении 60% платежей, составили 3,4 млрд. рублей.
       – Виталий Борисович, почему государство в первую очередь поддержало коммерческие банки?
       – Банковская сеть – это кровеносная система, которая доставляет финансовые ресурсы для предприятий, а также является инвестиционным источником для них. В условиях оттока иностранных инвестиций возможности нашего банковского сектора крайне ограничены. В этой ситуации возникло недоверие среди банков, практически прекратилось кредитование на межбанковском рынке. Однако главная причина того, что мы первый комплекс мер направили на стабилизацию положения в банковской сфере, – это сохранение сбережений вкладчиков. Мы не могли допустить, чтобы население в третий раз за 15 лет потеряло свои денежные накопления. Желаемого результата удалось добиться. Так, если в сентябре-ноябре наблюдался отток вкладов населения, то уже в декабре был зафиксирован приток в объеме 400 млрд. рублей. Можно сделать вывод, что население доверяет действиям государства, храня свои сбережения в банках. Вместе с этим были приняты изменения в федеральный закон о страховании вкладов физических лиц в российских банках, предполагающие увеличение размера страхового возмещения по вкладам с 400 тыс. до 700 тыс. рублей. Таким образом, если с кредитным учреждением вдруг что-то случится, государство должно будет вернуть вкладчику его сбережения. В целом через банки началась поддержка отраслей экономики, работа по стабилизации ситуации на рынке труда.
       – Правительство также приняло меры поддержки отечественной автомобильной промышленности, повысив пошлины на ввоз подержанных иномарок из-за рубежа. Однако работники автопрома на Дальнем Востоке выразили крайнее недовольство этими действиями. Как вы можете это прокомментировать?
       – Государство защитило своего производителя. При этом хочу отметить, что в автопроме России работает более одного миллиона граждан, а на Дальнем Востоке – только несколько тысяч. Это незначительный сегмент экономики. Кроме того, можно ли рассчитывать, что собранные в мастерских и подвалах автомобили безопасны? Сомнительно. Государство ведет себя достаточно жестко, но адекватно. И ведь российский автопром – это не только автомобили марки «Лада» или «Волга», это «Тойота», которая производится под Санкт-Петербургом, «Фольксваген», «Хендай» (Таганрог), «Вольво» (Калужская область). На заводах, выпускающих эти машины, работают наши люди, предприятия уплачивают налоги в местные и региональные бюджеты. Более того, мы завозим автомобили не только из Японии, но также из Германии, Италии, Франции. И в европейской части к мерам правительства отнеслись спокойно. Что касается повышения цен на Волжском автозаводе, то мы полагаем, что это категорически недопустимо, и выступаем против.
       – Видите ли вы в мировом финансово-экономическом кризисе какие-либо положительные моменты?
       – Безусловно. Кризис, как паводок, промывающий заиленное русло реки, приносит оздоровление. Во-первых, совершенно иным образом мы начинаем смотреть на структуру нашей экономики, становится очевидной необходимость очень серьезно заниматься ее диверсификацией. Исторически страна ориентирована на экспорт минерального сырья, полезных ископаемых. Мы готовы экспортировать и нефть, и газ, и металл, но сейчас, к сожалению, эти материалы не нужны иностранным государствам в прежних объемах. Упала цена на алюминий, нефть. Экономику нужно ставить на иные рельсы – инновационные. Сейчас доля инновационной продукции в структуре ВВП составляет порядка 6%. Согласно же стратегии развития России, до 2020 года этот показатель должен возрасти до 25–30%. Вторая необходимость, которая обнажается в период кризиса, – это оптимизация расходов. Государство, осуществляя меры поддержки, должно выставить жесткие требования к вертикально интегрированным компаниям. Они должны зарегистрировать свой бизнес на территории Иркутской области, выйти из оффшоров, умерить аппетиты по получению бонусов, оптимизировать собственные структуры.
       – На прошлой неделе федеральные законодатели провели встречу с руководством областного парламента. Какие договоренности были достигнуты?
       – Повестка совещания была общей – о взаимодействии депутатов Госдумы от Иркутской области с коллегами из Заксобрания по различным направлениям. Сначала депутаты проинформировали нас о работе областных органов власти, связанной с минимизацией влияния финансово-экономического кризиса на социально-экономическую обстановку в Приангарье. Обсудили и сотрудничество в части продвижения законодательных инициатив, которые формируются на региональном уровне. По статистике Госдума принимает не более 1% предложенных регионами законопроектов. Это происходит в силу разных обстоятельств. Как правило, в таких документах обозначаются исключительно проблемы регионального уровня, не учитывается общероссийская специфика.
       – В регионе созданы антикризисные комиссии под руководством губернатора, на площадке Законодательного собрания, на базе иркутского регионального отделения «Единой России». В какую антикризисную группу входите вы?
       – Мне предложили принять участие в работе группы под руководством губернатора, и я согласился. В ближайшее время мы будем встречаться и говорить о тех мероприятиях, которые надо провести для минимизации влияния кризиса на нашу территорию, население. По решению президиума регионального политсовета «Единой России» на базе реготделения созданы шесть антикризисных групп, которые возглавляют депутаты Заксобрания. Я вхожу в состав группы по работе с пенсионерами, нуждающимися в социальной поддержке. Мы уже провели заседание, наметили планы. Считаем, что наша работа должна, прежде всего, заключаться в том, чтобы донести до людей правдивую информацию – сгенерировать ее, подготовить, передать в исполкомы местных организаций и во фракции местных дум. Ведь незнание истинного положения дел и отсутствие достоверной информации порой приводит к возникновению кризисных ситуаций как в муниципалитетах, так и в целом в регионе.
       – А партийные группы будут взаимодействовать с основными?
       – Безусловно. Они организованы для того, чтобы проводить мониторинг ситуации области, работать с гражданами. Партия не выступает с критикой. Наши усилия, напротив, направлены на то, чтобы приумножить комплекс мер по борьбе с кризисом. Никакого противоречия между антикризисными структурами быть не может.
      
       Мария Огнева
       Областная газета
 
вверх