Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Круглов Виктор

      НА ЧЁМ СЭКОНОМИТЬ
      

      
       Вопрос о том, почему Россия не может быть по-настоящему страной социального договора (конечно, имеются в виду не конкретные документы, а способность выстраивать гармоничные отношения в обществе соразмерно ситуации), становится не праздным особенно сейчас, когда бизнес активно сокращает затраты. Иначе нельзя. Иначе невозможно выиграть конкуренцию и выжить.
       Если есть рынок, должен быть и рынок труда. Наряду с сокращением численности сотрудников сокращение заработной платы становится очень популярной антикризисной мерой. Мне кажется весьма справедливым её применение не в отношении заработной платы рабочих и технического персонала, а в отношении жалованья топ-менеджеров. Надо сказать, что года два-три назад в России произошёл перекос, обусловленный стремлением управленцев во всём, а главным образом по уровню доходов, равняться на Запад. Объективно люди получали незаработанные деньги. Я могу об этом с полной ответственностью говорить, потому что эффективности в отечественной экономике далеко до западной. А незаработанные деньги развращают. Их хочется больше.
       К концу прошлого года генеральные и управляющие директора в нефтегазовых компаниях в среднем по рынку получали, по данным журнала «Forbs», 1,9 миллиона долларов в год, на предприятиях тяжёлой индустрии и в инвестиционных банках – по 1,2 миллиона долларов в год. В десятку также попали руководители коммерческих банков (900 тысяч долларов в год), телекоммуникационных компаний (660 тысяч долларов), строительных и девелоперских компаний (600 тысяч долларов), страховых организаций (540 тысяч), торговых сетей (460 тысяч), а также производящих потребительские товары фирм (430 тысяч) и фармацевтических компаний (410 тысяч).
       Конечно, такие зарплаты получают не десятки тысяч топ-менеджеров. Но столь высоко оплачиваемые руководители не такое уж штучное явление, как многие думают. Я не сомневаюсь, есть такие управленцы и в Иркутске. Директора направлений во многих компаниях, например, совсем недавно претендовали на годовое жалование от 100 тысяч долларов, имея в виду ещё и существенные представительские. Но сегодняшняя экономика уже не в состоянии оплачивать в таком размере блистательные самопрезентации и владение в совершенстве иностранными языками ряда менеджеров. При этом надо понимать, что средняя заработная плата персонала не просто многократно, а кое-где на порядок отличается от заработка руководства, даже не самого высшего. В результате в фонде оплаты труда значительная доля принадлежит менеджменту, который не всегда принимает решения соответственно заработку.
       Это мировая проблема. Совсем недавно президент США Обама, обратив внимание общественности на высокие бонусы по итогам прошлого года, которые начислили себе руководители компаний, получающих государственную поддержку, сказал, что это постыдно. Поскольку налогоплательщики помогают этим компаниям, он призвал менеджмент не жить на широкую ногу. Вместе с различными бонусами зарплата топ-менеджеров отныне не должна превышать 500 тысяч долларов в год.
       Нужно ли в нашей стране прибегать к этой мере? Надо ли властям контролировать доходы топ-менеджеров российских корпораций, которые просят – и получают – масштабную помощь правительства? В общем, при патологической неспособности отечественных менеджеров жить посредством социального договора, ответы на эти вопросы для меня не очевидны. Хотя уверяю, мне уже доводилось видеть представителей руководства крупных компаний, по собственной воле отказавшихся от полётов бизнес-классом.
      
       Восточно-Сибирская правда
 
вверх